понедельник, 6 февраля 2012 г.

Взгляды FDP на европейскую интеграцию (1982-1990 гг.)

Михаил КЕРБИКОВ

Одним из важнейших явлений в жизни стран Запада стала европейская интеграция, стержнем которой явились германо-французские отношения. Сама идея объединения европейских народов не была оригинальной, но прежде она подразумевала главным образом политическое объединение. Например, И. Кант в своих размышлениях «К вечному миру» (1795) писал о федерации европейских государств как средстве обеспечения мира. Однако послевоенное положение Европы было таково, что на передний план выдвинулась задача совместного решения экономических проблем. Но все же, что толкало ФРГ на установление более тесных связей с другими государствами, вступать в союз, и каковы были побудительные мотивы для дальнейшей интеграции? Все эти вопросы нашли отражение во взглядах Свободной Демократической Партии (Freie Demokratische Partei, FDP), которая почти беспрерывно находилась у руля власти в ФРГ.


В середине 1980-х гг. Германия вступила в фазу экономического подъема. Его источником явилось повышение производительности труда, корпоративных прибылей и потребительского спроса. Кроме того, дополнительным фактором экономического роста в европейском регионе служила набирающая ход интеграция стран ЕС. Вновь, как и в послевоенный период развития, экспорт стал мотором экономического развития Западной Германии. Экономист и председатель FDP (1985-1988) М. Бангеманн писал:

«Без ликвидации таможенных границ, без тесной экономической совместной работы в ЕС, я не вижу ничего хорошего для нашего производства, для нашего рынка рабочей силы, для нашего абсолютного или относительного благополучия»[1]. Способность немецкой экономики конкурировать явилось основным источником благосостояния страны. Больше чем треть выпускаемой в ФРГ продукции экспортировалась. В 1984-1985 гг. экономика Германии росла преимущественно за счет устойчивого спроса на немецкую продукцию за рубежом, поскольку высокий курс доллара США по отношению к марке делал германские товары более конкурентоспособными на мировых рынках. Внешний спрос на немецкую продукцию после образования единого рынка стран ЕС стал играть большую роль, чем прежде. Г.-Д. Геншер, председатель FDP 1974-1985гг., говоря о значении ЕС, провозгласил: «Это огромная и прекрасная победа европейской истории. Она не стоила ни одной капли крови и ни одной человеческой жизни. Но она завоевала нам будущее»[2]. Процессы внутрифирменной кооперации и интернационализации производства теперь значительно усилились, и немецкие фирмы пользовались своими устойчивыми конкурентными преимуществами в первую очередь на рынке стран ЕС. В 1993 г. 77,29% германского экспорта и 77,81% импорта, а также большая часть инвестиций приходились на европейский регион. Федеративная республика Германия за несколько десятилетий стала третьей (после США и Японии) экономической державой, а ЕС одним из мощнейших экономических пространств мира. Это означает, что развитие немецкой экономики теснейшим образом переплелось с развитием мирового хозяйства, но с сильной ориентацией внешней торговли на Европу. Все свободные демократы, безусловно, положительно оценивали развитие ЕС, считая, что в действительности экономический успех является результатом свободного развития личности, что «значимо для ценностного порядка нашего сообщества».

В 1980-х гг. перед ЕС встала острая проблема в области аграрной политики. Действительно, в данной области национальные интересы были самые противоречивые, поскольку положения в каждой стране очень отличались. Понять значение этого вопроса можно, если учесть, что 65% бюджета Сообщества было посвящено сельскохозяйственной политике, однако же, сельские хозяева не испытывали удовлетворения. Существенной проблемой Германии являлось перепроизводство сельскохозяйственных продуктов. В 1993 г. предстояла ликвидация таможенных барьеров между странами ЕС, что вело к росту конкуренции между аграриями этих стран. Ещё в 1982 г. комиссия ЕС обсуждала ценовую политику в отношении сельскохозяйственной продукции и проблему перепроизводства. В мае 1982 г. под лозунгами «Жизнь или смерть немецких крестьян?», «Долой комиссию вредителей», прошли многотысячные митинги крестьян против снижения цен и мер, направленных на ограничение производства. FDP предлагала сельским хозяйствам снизить затраты единоличников за счёт их кооперации, развитие рыночной стратегии, снижение предпринимательского риска путём договорной системы. Кроме того, партия призывала искать европейское решение. «Необходимо в процессе совместной работы и большей солидарности между богатейшими и менее успешными странами Сообщества найти такое решение»[3], - заявляла С. Вайль, президент либеральной фракции в Европарламенте.

Говоря об «экологическом вызове», FDP делала ударение на необходимости всемерного разъяснения важности совместной интернациональной работы против глобальной опасности «нашим природным жизненным основам». Партия объясняла, что необходимы комплексные мероприятия по сохранению окружающей среды и развитию человечества, также как и человеческого достоинства и жизненных стандартов. Этого всего можно достичь, по мнению представителей FDP, с помощью всеобщего содействия и новых форм интернациональной кооперации государств мира. При этом более весомую роль должны играть богатые страны, поскольку данные проблемы можно решить только при условии роста и технического развития, стимулируемых рыночно экономическим инструментарием.

Интеграция в Европу явилась также и политической необходимостью. По словам британского историка Гэртона Эша, – слово «Европа» превратилось в магическую формулу, с помощью которой Германия выбралась из трясины прошлого и восстановила национальный суверенитет[4]. Таким образом, историю ФРГ можно определить как путь в Европу. Региональным источником этого процесса сближения стали германо-французские отношения, вытекавшие из непосредственного соседства и из потребности преодолеть вековое соперничество. «Для нас немецко-французская совместная работа является сердечным мускулом европейского самообретения»[5], - заявлял Г.Д. Геншер. З. Бжезинский, бывший советник по национальной безопасности американского президента в годы «холодной войны», пишет о том, чем обусловлено сближение Франции и Германии. По его мнению, Европа, сконструированная и возглавляемая Берлином, - просто неосуществимая идея. Вот почему Германии нужна Франция, Европе нужна франко-германская взаимосвязь, а США не могут выбирать между Германией и Францией[6]. В своей же «горячей приверженности» единой Европе Германия видит историческое очищение, возрождение морального и политического доверия к себе. «Искупая свои грехи» с помощью Европы, Германия восстанавливает свое величие, беря на себя миссию, которая не вызовет в Европе непроизвольного возмущения и страха. Если немцы будут стремиться к осуществлению национальных интересов Германии, они рискуют отдалиться от остальных европейцев; если немцы будут добиваться осуществления общеевропейских интересов, они заслужат поддержку и уважение Европы.

Свободные демократы предлагают рассматривать Европу как «общий дом», чей фундамент основывают свобода, терпимость, диалог и человеческие права. «Это должен быть дом с открытыми дверями и окнами, где каждый мог бы найти себе квартиру, как он хочет и где каждый может свободно посещать другого»[7]. Интегральным компонентом такого «общего дома» должна стать все более возрастающая демократия. И. Адам-Швецер, один из лидеров FDP, говорила о том, что либеральная внешняя политика является повторением мысли о демократии во всемирном масштабе, в которой каждый народ совместно со всеми другими определит свою судьбу в мирном сообществе и под защитой прав человека. Европейское право должно стать шансом гармонизации и одновременно облегчения бюрократического давления, которое отягощает людей и экономику.

Изменения, происходившие в мире, трактовались ими как переходный процесс от «индустриального общества» к «информационному» обществу будущего. Это общество будущего мыслилось как полностью перешагнувшее национальные границы отдельных европейских государств, как «Соединенные Штаты Европы». «Мы добиваемся «Соединённых Штатов Европы», в которых отдельные нации, большие и малые, возвысятся до широкого единства. Поэтому мы поддерживаем все региональные организации мира, поскольку мы полагаем, что продуктивное сотрудничество укрепляет волю к миру и совместной работе»[8].

По мнению либеральных идеологов, переход от индустриального к информационному обществу возможен только при ускоренной интернационализации. Только новые информационные технологии делают возможным глобализацию рынков. Основой успеха ФРГ в будущем может быть только свободная мировая торговля, открытая для конкуренции, открытая для инноваций и открытая для всех участников рынка в равных условиях. FDP отмечала, что всемерно растущая интернационализация нашего мира, заставляет все более ставить национальные государства «старого формата» под вопрос. «Возросшая интернационализация также является шансом будущего Европы. Собственно это нашло воплощение во внутреннем рынке, а также Европейском Союзе, принявшем из смутной идеи реальный образ»[9]. Таким образом, национальная политика, согласно свободным демократам, теряет свое значение, но одновременно с этим происходит качественный рост значения европейского экономического пространства и в особенности его политического руководства[10]. Эти идеи подтвердились впоследствии, позволив сделать вывод о том, что «существуют две арены глобальных обществ: во-первых, это общество государств, в котором правила дипломатии и национальной власти по-прежнему играют ключевую роль; и, во-вторых, это мир транснациональной субполитики, в котором задействованы такие разные организации, как мультинациональные концерны, «Гринпис», «Эмнести интернешнл», но в то же время Всемирный банк, НАТО, Европейский Союз и т.д.»[11].

Либералы активно выступали и выступают за усиление законодательных полномочий Европарламента, за его более сильное соучастие при разработке внешнеполитических концепций и за право Парламента ратифицировать интернациональные договора. Однако они отмечают, и недостатки Парламента. Среди этих недостатков - слишком большое разнообразие политических сил в нем представленных. Они пытаются опереться, при решении различных проблем, именно на свою национальную культуру, что порождает споры. FDP констатировала, что те вещи, которые сложно решаются в Европарламенте, зависят не от разницы интересов, различии во мнениях, но в большей степени от различий в традициях и образе действий. Устройство этого парламента было настоящим вызовом. Этот вызов сегодня остается актуальным, поскольку Парламент смог приобрести не так много властных полномочий, как мечтали либералы, и перспективы политического объединения Европы стоят на повестке дня[12].

Европа понимается не только как экономическое и политическое пространство, но также и как культурная общность. И это, при том, что нет настоящей общеевропейской ежедневной газеты, общеевропейской телепрограммы. С. Вайль, говорила: «Не смотря на свою роль экономической силы, Европа прежде всего это культурное пространство. Фильм и телевизор являются подходящими средствами, чтобы европейцы осознали его реальность и научились понимать, что они объединены не только одними материальными интересами, но, прежде всего, сходными демократическими ценностями и относятся к единой культуре». Свободные демократы выступали за признание всесторонней возможности завершать образование и сдавать экзамены в странах союзницах. По их мнению, Европа нуждается в праве свободного перемещения людей и свободном движении услуг[13].

По словам известного немецкого журналиста О. Ференбаха, возрождение Германии было возможно только под европейской крышей. Это прекрасно поняли руководители FDP, а также то, что есть только одна дорога к решению немецкого вопроса, и это - европейская дорога. Поэтому свободные демократы не отступали от европейской политики, идя шаг за шагом вперед, разумея интеграцию, как средство развития и укрепления демократии в эпоху интернационализации. Провозгласив открытость европейским будущим, они высоко оценили значение международной солидарности для решения общих проблем. В FDP верно уловили тенденции современного общества к объединению, высказав идею того, что «Все человечество наполнено тоски по свободе, миру и солидарности. Очевидным выражением этой тоски является необходимость объединения наций. Мы только тогда достигнем цели либеральной внешней политики, когда мы из этого мира фактически создадим мир объединенных наций»[14].

Примечания

1. M.Bangemann. Kurs’ 87. Auf die F.D.P. kommt es an. Stuttgart, 1985. S. 108.
2. Genscher H-D. Zukunftsverantwortung. Reden. Berlin, 1990. S. 62.
3. Veil S. Die FDP und die Liberalen in Europa. Rede anläßlich der Verleihung des Thomas-Dehler-Preises 1988.
4. Цит. по Ференбах О. Крах и возрождение Германии. М., 2001. С.244.
5. Genscher H-D. Zukunftsverantwortung. Reden. S. 7.
6. Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 2005. С.78, 99.
7. Genscher H-D. Zukunftsverantwortung. Reden. S.66.
8. I. Adam-Schwaezer. Die Kontinuität liberaler Außenpolitik//40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W.Mischnik. Stuttgart,1989. S.306.
9. Haussmann H. Perspektiven des Liberalismus//40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W.Mischnik. S.355.
10. Rode A. Die F.D.P. in Ländern und Kommunen//40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W.Mischnik. S. 365.
11. Бек У. Что такое глобализация? М.,2001. С.68.
12. Veil S. Die FDP und die Liberalen in Europa. S.519.
13. M.Bangemann. Kurs’ 87. Auf die F.D.P. kommt es an. S. 113.
14. I. Adam-Schwaezer. Die Kontinuität liberaler Außenpolitik. S.306.

Комментариев нет:

Отправить комментарий