понедельник, 6 февраля 2012 г.

Критический обзор позиции FDP по социально-экономическим вопросам.

Михаил КЕРБИКОВ

После Второй мировой войны, в ФРГ, благодаря стремительному подъему хозяйства, были довольно быстро реставрированы структурно-экономические условия довоенного времени. Капиталистическая форма экономики приобрела наименование «социально рыночная экономика». Это понятие означало построение экономики на рыночной основе, при обеспечении социальных гарантий. В статье 29, конституции ФРГ, были зафиксированы следующие цели государства:

1) обеспечение достойного уровня существования для каждого гражданина страны;

2) сглаживание социальных противоречий и обеспечение существования справедливого порядка.

Социальные меры и соответствующее «вмешательство государства для их проведения призваны были обеспечить такое положение, когда экономически сильные не могут безудержно эксплуатировать экономически слабых»[1]. Большинство партий программно придерживалось данных принципов, но изменения в условиях воспроизводства капитала конца 70-х начала 80-х гг. привели к забвению этих положений.

В партии свободных демократов (FDP) достаточно рано уловили наступающие перемены, и на фоне «консервативной волны» внесли серьёзные поправки в программные документы. Либеральная доктрина подверглась изменению, ряд категорий получил новое звучание, был очерчен круг актуальных проблем. Хотя FDP позиционирует себя наследницей классического либерализма, она давно стоит на политэкономической парадигме неолиберализма. Роберт У. Макчесни, профессор массовой коммуникации Иллинойского университета, дал развёрнутое определение неолиберализма. «Неолиберализм – это политика, посредством которой относительно небольшая группа лиц, руководствуясь своими частными интересами, оказывается в состоянии поставить под свой контроль большую часть социальной жизни, причём она использует этот контроль с целью увеличения своей личной выгоды»[2].

В предвыборной платформе 1983 г. говорилось: «FDP остаётся гарантом социально рыночного хозяйства» [3]. Существенными элементами рыночных отношений были названы конкуренция и механизм цен. Функционирование конкуренции считается лучшим контролем экономической мощи. Рекомендация по распространению конкуренции распространяется на многие области – на внутреннюю и внешнюю торговлю, финансовую и налоговую политику и т.д. «Способность немецкой экономики конкурировать является основным источником нашего благосостояния»[4], - пишет председатель FDP (1985-1988) М. Бангеманн. Однако, усиление конкуренции в условиях непрерывного роста капитала и неблагоприятных тенденций в экономике, приводило к концентрации и централизации капитала. Германия по темпам централизации капитала ещё в начале 70-х гг. обогнала как США, так и своих партнёров по ЕЭС. Число крупных слияний в среднем за год увеличивалось с 85 в 1966 гг. до 259 в 1970-1973 гг., затем – до 406 в 1974-1975 гг., до 850 в 1995 г. Одновременно увеличивалось число банкротств, не снижавшееся даже в период конъюнктурного подъема конца 80-х гг. Это способствовало росту концентрации и централизации капитала в руках немногих предприятий. Предприятия становятся интернациональными, превращаясь в международные концерны способные «взрывать» национальные традиции в  экономике.

Неолибералы из FDP полагают, что рыночные отношения в наибольшей степени соответствуют интересам и потребителей, и предпринимателей, а, кроме того, обеспечивают динамику и эффективность существующего экономического строя. «Государственное же вмешательство в хозяйственную жизнь вредит динамике рынка и, по меньшей мере, препятствует экономическому успеху»[5]. По мнению свободных демократов, вред государственного вмешательства в экономику заключается в его негативном воздействии на конкурентную борьбу и механизм цен. Они считают, что государственное регулирование приводит к «фальсификации» истинных результатов конкуренции. При всём при том, требование свободного рынка, в рамках лозунга «Больше рынка, меньше государства» содержит в себе противоречие. Данное противоречие, можно даже сказать парадокс, состоит в том, что крупные предприниматели не нуждаются в свободном рынке. Наоборот, им необходима защита от свободного рынка. Очевидно, что любой производитель может увеличить свою прибыль в той мере, в какой он монополизирует рынок. И. Валлерстайн, объясняет это следующим образом, - «Посмотрим на эти дилеммы с позиции основного субъекта капиталистического миро-хозяйства -  предпринимателя, иногда именуемого буржуа. Предприниматель стремится к накоплению капитала. К этой цели он идёт с помощью мирового рынка, но редко достигает её исключительно посредством рынка. Удачливые предприниматели неизбежно зависят от государственной машины, способствующей формированию и поддержанию ими относительно монопольного положения в отдельных секторах экономики, которое одно только и служит источником по-настоящему значительных прибылей»[6]. 

Свободные демократы отводят государству роль установщика рамочных условий в экономике (Rahmenbedingungen). Это означает, что федеральное министерство экономики ФРГ разрабатывает планы хозяйственного развития страны. Они содержатся в годовых экономических докладах федерального правительства. Функции общенациональных планов отводятся среднесрочным (4-х летним) и конкретизирующим их краткосрочным «целевым проектам». К этим  целевым прогнозам привязаны важные мероприятия экономической и финансовой политики государства. «Целевые проекты» имеют форму национального бюджета. Среднесрочные проекты ежегодно корректируются и продлеваются на год по принципу скользящего планирования. Программирование носит индикативный характер. Показатели «целевых проекций» не являются обязательными заданиями государства, а тем более для частного сектора. Но в них, правительство формирует в числовом выражении те глобальные цели экономической политики, к осуществлению которых оно стремится. Целевая проекция призвана служить многочисленным государственным инстанциям, профсоюзам и объединениям предпринимателей и хозяйству, обозначая им общие рамки для принятия решений. Отсюда ясно, почему программирование называется также «рамочным», или «контурным», планированием.

В идейной платформе поднимается вопрос о размерах и адресатах государственных субсидий. Партия проводит активную политику в интересах среднего класса и находит этому обоснование. «Кто помогает средним слоям, тот способствует развитию экономической креативности и  свободного сознания. Он способствует конкуренции и инновациям. Он способствует рыночной экономике. Так как без среднего класса нет никакой рыночной экономики, которая ему служит»[7]. Ещё А.Смит указывал, что главными архитекторами политики Англии являются «купцы и мануфактурщики», использующие государственную власть ради обслуживания собственных интересов, какое бы «прискорбное» подчас воздействие это ни производило на народ Англии. Защита среднего сословия занимает важное место в программатике FDP, поскольку оно не только образует партию, но и  является  её основным электоратом. Поэтому FDP получила в Германии прозвище «партии зубных врачей», т.е. партии респектабельных людей (Honoratiorenpartei). Свободные демократы заявляют, что государственные субсидии всегда получают магнаты, а мелкие и средние предприниматели никогда. Но, при этом утверждают, что «время маленьких семейных предприятий ушло, и ностальгия не спасёт фирмы»[8]. Новая экономическая политика стала направляться на улучшение рамочных условий для предпринимателей. Для этого в первую очередь необходимо было, по мнению либералов, «редуцировать деятельность государства, чтобы снова дать пространство частной предпринимательской инициативе»[9].

Для защиты средних слоёв была проведена реформа налоговой системы, разработанная теоретиками FDP. Она имела целью снять с предпринимателей налоговый груз, помочь им утвердиться на рынке и увеличить их инвестиционные возможности. Реформа проводилась в три этапа. На первом этапе 1986-1988 гг. подлежали сокращению налоги с лиц, обладающих низким уровнем доходов. Второй этап 1988-1989 гг. предусматривал дальнейшее снижение уровня налогообложения. И в 1990 г. завершился третий этап реформы. Уровень налогового бремени был сокращён не так радикально как в США или Великобритании. Предельные налоговые ставки на доходы с физических лиц сократились с 56% до 53%, повысились поступления в бюджет, однако косвенные налоги возросли (например, на газ и табак). Доходы предприятий начали расти (с1979 г. они выросли на 90%), тем не менее, массовая безработица не снижалась. «Транснациональные организации превосходят самих себя рекордными доходами – и массовым сокращением рабочих мест. В конце хозяйственного года правления одно за другим сообщают о фантастических прибылях. А в это время политики, в обязанности которых входит оправдание  скандального роста массовой безработицы, настаивают на дальнейшем понижении налогового бремени в чаще всего тщетной надежде, что дополнительное богатство богачей даст хотя бы немного рабочих мест»[10].

Наряду с предложением сокращения налогового бремени, свободные демократы ратуют за существенное уменьшение государственного сектора в экономике. Было предложено осуществить приватизацию некоторых отраслей в производственной сфере. Предполагалось, что приватизация повысит конкурентоспособность мелких и средних предприятий частного сектора. «Приватизация – это требование, которое будет действовать именно в пользу мелких и средних предпринимателей, ремесленных предприятий»[11]. Был приватизирован ряд предприятий. Продажа части активов гигантов индустрии, таких как «ФЕБА», «ФИАГ», «Фольксваген», «Люфтханза», «Зальцгиттер» и других, принесла федеральному правительству 10 млрд. марок. Однако избежать централизации и концентрации производства и капиталов в руках крупных монополий и концернов было невозможно. Например, передача 40% участия государственного высокоприбыльного концерна «ФИАГ» в руки частного бизнеса проходила под контролем банковского концерна во главе с финансовой группой «Дойче Банка», а также при участии «Комерцбанка»,  «Баварского сообщества банков» и других 30 кредитных институтов страны. Именно они, а также крупнейшие химические концерны страны приобрели акции концерна «ФИАГ», занимающего ведущие позиции на химическом рынке, в производстве алюминия и энергетической промышленности, имеющего филиалы в более чем 20 странах и тесно связанного с крупными транспортными и международными компаниями «Тиссенгаз», «Эксон», «Ройал Датч-Шелл» и другими. Нужно отметить, что при продаже акций этого концерна в частные руки, как и в процессе частичной приватизации компании «ФЕБА» в 1989 г., в интересах защиты национальных компаний ФРГ от активного проникновения в сферу их деятельности конкурентов из других стран ограничилась продажа ценных бумаг иностранцам.

Идеологи FDP широко пропагандируют идею свободного мировой торговли и рынка, как двигателей цивилизационного прогресса. Им вообще свойственна апология «свободного рынка», как универсального средства разрешения всех противоречий, самостоятельного механизма, который находится по ту сторону критики, т.к. последний, по общему мнению, либералов, транслирует через себя божественную волю. «Отказ от протекционизма и свободная мировая торговля принадлежат  общим достижениям европейской и американской демократии,… Мы стремимся к большей прозрачности рынков, большему обмену и участию, также как к новым формам кооперации»[12]. Свободное общество распространяет открытость  внутрь и вне. Открытость внутрь –   это рыночная организация экономики. Открытость  вне – это признание мировой торговли. Забота о конкурентоспособности на мировом рынке вообще является постоянной темой выступлений представителей немецкого правительства, поскольку ФРГ является крупнейшим экспортёром мира после Японии и США. Кроме того, западногерманские концерны, например текстиль в погоне за прибылью всё активнее перемещают капиталы в развивающиеся страны (Ю-В Азия) где издержки на заработную плату и социальные нужды значительно ниже, чем в ФРГ, а также нет профсоюзов и забастовок. Перемещение капиталов на Юг было и ответной реакцией на рост социального государства. Свободное движение капитала через границы не имело целью сделать Юг богаче, в этом не было экономического смысла. «Утверждение, что мировая торговля обостряет конкуренцию и ведёт к снижению затрат, отчего в конечном счёте выигрывают все, на редкость цинично. Замалчивается тот факт, что существуют два вида снижения затрат: повышенная экономичность (более совершенные технологии, организация и т.п.) или нарушение достойных человека условий труда и производства. Разумеется, при том навар здесь с точки зрения экономики и организации производства больше, но только за счёт отката к позднему варианту транснационального пиратства»[13]. Таким образом, доктрина свободного рынка существует в двух разновидностях. Первая – это официальная доктрина, предлагаемая слаборазвитым странам. Вторая – то, что можно назвать «реально существующей доктриной свободного рынка»: рыночные порядки хороши для вас, но не для меня, - разве что ради временных выгод.

Узловое место для FDP занимает дискуссия о переходе от индустриального к информационному обществу. «Переход от индустриального к информационному обществу возможен при условии прогрессирующей интернационализации. Новые информационные технологии способствуют глобализации рынков»[14]. Партия ставит не только «вопрос этического качества общества будущего», но и проблематику социально-структурных перемен в ФРГ. Быстро увеличивающееся проникновение НТР во все общественные отрасли ФРГ интерпретируются FDP исключительно как переход от индустриального к информационному обществу с «фундаментальными структурными изменениями». Однако партия не предпринимает никакого анализа общества, а вместо этого формулирует тезис о «ренессансе индивидуализма». Современное коммуникационное общество, по мнению FDP, высвобождает творческие силы и дух предпринимательства, которым закосневшая бюрократия и государственное всемогущество и опека не смогут противостоять длительное время. Современные технологии предоставляют обществу шанс для большей личной свободы и свободного времени, большее благополучие и качество жизни, ликвидацию иерархических структур. Утверждается, что только отдельные граждане могут ориентировать готовое к переменам общество на преодоление лежащих перед ним требований. Из абстрактной установки на «индивидуализированное общество будущего» следует отказ от профсоюзных массовых организаций как представителей интересов трудящихся.

Уделяется и внимание аграрной политике. В данной области существенной проблемой являлось перепроизводство сельскохозяйственных продуктов. Было выдвинуто несколько задач. Во первых, привести производственные мощности аграрного сектора в соответствии со спросом.  Во вторых, развитие альтернатив современному производству продуктовых излишков. В третьих, ограничение производственной интенсификации необходимыми размерами[15]. Государство должно было выкупить часть земель и выплачивать ренту за сокращение используемых земель. Вместо культур выращиваемых в избытке переориентироваться на технические культуры. Предлагалось увеличить ответственность за выпуск экологически чистой сельскохозяйственной продукции. В 1993 г. предстояла ликвидация таможенных барьеров между странами ЕС, что вело к росту конкуренции между аграриями этих стран. Ещё в 1982 г. комиссия ЕС обсуждала ценовую политику в отношении сельскохозяйственной продукции и проблему перепроизводства. В мае  1982 г. под лозунгами «Жизнь или смерть немецких крестьян?», «Долой комиссию вредителей», прошли многотысячные митинги крестьян против снижения цен и мер, направленных на ограничение производства. FDP предлагала сельским хозяйствам снизить затраты единоличников за счёт их кооперации, развитие рыночной стратегии, снижение предпринимательского риска путём договорной системы. Государство продолжало давать дотации на сохранение крестьянских хозяйств. Но,  доля с/х в структуре занятости населения неуклонно снижалась, с 25% всех трудовых ресурсов в 1950 г. до менее 5% в 1989 г.

В сфере энергетической политики FDP обращает внимание на мирное использование ядерной энергии. Разработка её делает более независимым от поставщиков энергии, что было весьма актуальным в условиях нефтяных кризисов 70-80-х гг. «Центральным пунктом 37 партийного съезда FDP, проходившего в мае  1986 г.  в Ганновере, стояли вопросы энергетической политики, особенно использование энергии атомного ядра. Под влиянием событий в Чернобыле, делегаты потребовали проверки реакторов ряда АЭС»[16]. Свободные демократы требуют строгого соблюдения высокой степени надёжности АЭС, создать системы защиты при катастрофах, учитывать мнение населения при строительстве станций. Они настаивают на рациональном использовании энергии, экономии электричества на производстве и в быту. Энергетическая политика, по их мнению, должна оставаться  под контролем государства, которое гарантирует гражданам защищённость и экономическую эффективность.

Одной из сторон своей деятельности FDP объявляет – защиту окружающей среды. Она призывает к совместной интернациональной работе против глобальной угрозы «нашему природному фундаменту». Ведущую роль по защите окружающей среды должны взять на себя богатые страны Земли. Провозглашается тесная связь экологии и экономики. «Мы вполне понимаем, что есть границы экономического роста, особенно в связи с ресурсами и экологией, поэтому и стоят экономика и  экология рядом, в зависимости»[17]. Проблемы экологии можно решить, согласно рецептам FDP, только при условии технического развития, стимулируемого «рыночным экономическим инструментарием». Из этого выводится принцип – чем больше охрана окружающей среды требует рынка, тем лучше она функционирует. В этом отношении к окружающей среде FDP поясняет, что для неё, даже при постановке столь важной общественной проблематики,  в центре внимания стоит не решение данной проблемы, а защита системы выгод. Отправной точкой в экологическом вопросе для партии служит принцип - кто своей продукцией наносит ущерб природе, тот и должен нести все возникающие при этом расходы. Монополии же включают расходы, связанные со штрафами и другими «экологическими издержками», в цены, усиливая инфляцию и вынуждая граждан нести дополнительное финансовое бремя.

Экономические концепции FDP находят своё естественное продолжение и во взглядах на  социальную политику. Население ФРГ делится на две категории «самостоятельные» и «несамостоятельные». В первую входят крупные и средние предприниматели, магнаты финансового капитала, а также  мелкие товаропроизводители. Во вторую наёмные рабочие и служащие. Между двумя категориями проявляется расхождение на уровне дохода. Эти различия в доходах, вопреки тезису об обществе нивелированного среднего сословия, привели к сильной социальной дифференциации. Партия признаёт наличие различных общественных слоёв, имеющих противоречивые интересы, а также вытекающие из этого социальные конфликты. Выход из конфликта нашел своё выражение в доктрине «соучастия», называемой по другому «классовым сотрудничеством» или «социальным партнёрством». «Партнёрство между трудом и капиталом будет реализовано не только посредством участия рабочих в производственном капитале, но и в не меньшей степени в рамках соучастия в управлении производством на крупных предприятиях»[18]. Рабочие, согласно этой идее, должны стать равноправными с предпринимателями субъектами экономических отношений. Согласно закону о соучастии 1976 г. наблюдательные советы компаний с числом занятых свыше 2х тыс. формируются на паритетных началах из представителей акционеров и работающих по найму, причём контингент последних складывается частично из занятых на данной фирме, а также из функционеров соответствующего отраслевого профсоюза. В действительности всё оказывается не так гладко. Председатель наблюдательного совета, имеющий дополнительный голос во всех конфликтных ситуациях, избирается обязательно из представителей акционеров. В категорию работающих по найму включаются менеджеры, которые выполняют волю крупнейших акционеров и близки к ним по своим экономическим интересам. К тому же акционеры могут заручиться поддержкой представителей рабочей бюрократии, включаемых в наблюдательные советы от отраслевых профсоюзов. Свободные демократы отмечают, что соучастие в управлении ни в коем случае не должно ущемлять предпринимательские функции, основанные на праве частной собственности на средства производства. Система «соучастия» превращается в фикцию, поскольку тот, «кто обладает собственностью, тот и определяет порядок распределения производственных факторов и регулирует всю систему принимаемых решений»[19].

FDP стремится не допустить роста влияния организованного рабочего движения, а именно профсоюзов, на предприятиях. Расширение соучастия, планируется как право индивидуума, а не как «расширение власти организаций».  «Временами их (FDP) риторика приобретает ярко выраженный классовый тон, особенно когда речь идёт о профсоюзах, ограничении рабочего дня или предложениях социал-демократов о регламентированном плановом хозяйстве»[20]. Вообще, во время правления CDU/CSU-FDP правительство для предотвращения возможных социальных конфликтов начало ужесточать уголовно-правовые акты и усиливать репрессивные силы государственного аппарата. Через внесение изменений в соответствующие правовые акты создаются необходимые предпосылки, для того чтобы, с экономических позиций сделать невозможной борьбу трудящихся за свои права. Так, в §303 Уголовного законодательства были внесены изменения, которые предусматривали полное возмещение по требованию полиции ущерба, нанесённого чьему-либо имуществу во время демонстрации, даже если сам потерпевший не обращался в суд. При этом «виновные» должны нести одновременно материальную и уголовную ответственность. Законом о демонстрациях 1985 г. было запрещено использовать маскировку во время акций под угрозой штрафа. М. Бангеманн (FDP) объяснил, что закон идёт на пользу мирно настроенным демонстрантам и должен «защитить» их от тех, кто настроен на «силовые» акции.  Ещё в начале 80-х гг. федеральный суд по трудовым делам санкционировал «глобальные» локауты, если забастовки принимают региональный характер. Это означает, что локауты могут объявлять и хозяева тех предприятий, на которых нет забастовок, под предлогом того, что им наносят ущерб забастовки и локауты на других предприятиях. Для борьбы с забастовщиками и поддержания «порядка» на производстве концерны содержат военизированную охрану. «В соответствии с внесёнными дополнениями в закон о стимулировании занятости предприниматели уже в 1985 г. получили законное основание применять «освежающие локауты» и в случае необходимости пересматривать положение о «соучастии в управлении». Этим сразу же воспользовались крупные компании, а концерн «Маннесман АГ» на основании таких рекомендаций запланировал с 1987 г. полную отмену квалифицированного соучастия в управлении на своих предприятиях»[21].

Проблемой номер один в Германии 80-х стала массовая безработица. «Основная цель нашей экономической политики, как можно скорее ликвидировать пока ещё высокую безработицу… Естественно, это не сегодня и не завтра»[22]. Свободные демократы предлагали решить проблему рыночными методами. Из Либерального манифеста 1985 г. следовало, что безработицу можно преодолеть на длительное время только с помощью рыночного экономического порядка, поскольку рынок самым эффективным способом высвобождает динамические силы общества. Предпосылками для преодоления безработицы являются личная инициатива и готовность к риску. Для сохранения рабочих мест и создания новых рекомендовалась солидарность нанимателей с теми, кто не имеет работы. Кроме того, трудовые коллективы должны взять на себя часть бремени предпринимательского риска и в большей степени учитывать интересы нанимателей при заключении трудовых контрактов. FDP говорит о структурных изменениях (Strukturwandel) как требовании рынка рабочей силы. Соотношение между с/х, промышленностью, сферой услуг и общественным сектором экономики в период с 1950 по 1989 гг. изменились значительно. Так, доля с/х в структуре занятости населения снизилась с 25% всех трудовых ресурсов в 1950 г. до менее 5% в 1989 г. На 3 этапе развития структурных изменений, финалом которого является 1989 год, доля населения в промышленности снизилась с 49%, в начале 1960-х, до 40%.  В выигрыше от структурной перестройки экономики ФРГ оказались в 1-ю очередь отрасли сферы услуг, на которые возлагались большие надежды. Занятость в данном секторе возросла с 22,3% в 1950 г. до 35% в 1990 г. «Многие верят, надеются и уповают на то, что от злого дракона безработицы нас спасёт общество услуг. Это миф о сфере услуг. Будущее подтвердит (или не подтвердит), верны ли эти расчёты. Разумеется, будут создаваться рабочие места. Но сначала придётся пожертвовать традиционно надёжными центрами занятости в пользу ещё только набирающей силу волны автоматизации»[23],- пишет Ульрих Бек, профессор социологии Мюнхенского университета. Нужно отметить, что уровень безработицы на протяжении 1980–х гг. оставался порядка 7-9% , то есть более 2х млн. официально зарегистрированных безработных. Кроме того, постоянно росла средняя продолжительность безработицы. Если с в1981 г., т.е. во время циклического кризиса, она составляла 7,4 месяца, то тремя годами позже – 11,4 месяца. Из официально зарегистрированных безработных лишь около 700 тыс. получали пособие и 500 тыс. – более низкое вспомоществование, а 340 тыс. вообще не получало средств из фондов страхования по безработице. Как заметил немецкий экономист Гирзипен, это вызывает  тем большее возмущение, что постоянно  растущие остатки от взносов по страхованию от безработицы в 1986 г. превысили в Федеральном ведомстве труда 5,5 млрд. марок[24].

Свободные демократы выступают с позиции неприятия сети социальных программ государства и настаивают на их сокращении.  «Либерализму всегда тяжело рассматривать социальную политику не как социальную помощь»[25]. Со второй половины 80-х гг. всё «социальное» для FDP стало ассоциироваться с требованием работников обеспечить справедливость путём финансирования социальных задач. Всё это, как считается, привело к увеличению государственного долга, и является не только непосильным бременем, но и прямо угрожает всей свободной системе. Не помощь нуждающимся, а идея требовать становится основой социального государства. Кроме того, пользующийся среди них бесспорным авторитетом Ф. Хайек доказал, что работники обязаны рынку своей жизнью и их задача защищать его всеми средствами. Поэтому они, прежде всего, должны отказаться от необоснованного требования социальной справедливости. Государство же должно ограничиться помощью больным и старым. В здравоохранении также должны вводиться рыночные принципы. Для сокращения государственных расходов в данной области предлагается сделать опору на усиление конкуренции свободно практикующих врачей и частных клиник, расширить возможности амбулаторного лечения. Оставить государственные клиники только для наиболее обездоленных слоёв населения.

Часто следует повторяющееся заявление FDP усилить «самостоятельность», «самоответветственность» и «самообеспечение» отдельных людей. «Принцип самообеспечения и самоответственности должен осуществляться во всех областях социальной политики»[26]. Согласно данным взглядам, самоопределение является не только правом, но и общественной обязанностью. Не страх перед санкциями или долг послушания, а самоопределение и ответственность всех являются «основными положениями либерального государства», либерального общества. Иными словами, был провозглашен тем самым курс на сворачивание государственных программ социального обеспечения, при последовательном проведении принципа -  «каждый сам за себя». Программа предусматривала, с одной стороны, утверждение альтруистических побуждений в человеческих взаимоотношениях, а с другой – сворачивание «государства по обеспечению потребностей», т.е. развёртывание системы платных услуг.  Помощь может быть и должна всегда быть самопомощью, а социальная политика должна смягчать крайности, а не поддерживать удобства[27]. Расширять возможность личной ответственности и предусмотрительности следовало на основе социальной декартелизации экономики. Главная особенность такого подхода состоит в попытке убрать все «социальные преграды» на пути эффективного развития экономики и проявления личной инициативы частных предпринимателей. Для этого правительство снизило темп прироста социальных расходов по всем направлениям, сократило их удельный вес в ВНП страны. При этом основное бремя социальной декартелизации экономики должны были нести, прежде всего, малообеспеченные граждане, многодетные семьи и представители различных слоёв работников, а не лица со средними и высокими доходами.

Итак, основные предложения FDP в области экономики в двух словах, таковы: либерализовать цены и финансы, дать рынку установить цены (выправить цены), покончить с инфляцией, осуществить приватизацию. Правительство должно уйти с дороги. Всю социальную политику партии можно квалифицировать как самое крупное наступление за всю послевоенную историю ФРГ на социально-экономические права трудящихся и наглядное свидетельство попыток правительства добиться перелома в социальных отношениях. С середины 80-х гг. и до второй половины 90-х гг., услуги  социального характера, предоставляемые государством и публично-правовыми организациями, сократились на 350 млрд. марок. В рамках доктрины социального рыночного хозяйства, свободные демократы сделали переход к обоснованию ведущей роли рынка в хозяйственном регулировании страны. Однако, правительство CDU/CSU-FDP не шло на откровенное обострение конфликтов с профсоюзами и стремилось найти дополнительные резервы для сглаживания наиболее острых проблем.

Примечания


1. Зонтхаймер К. Федеративная Республика Германия сегодня. М., 1996. С.91.
2. Хомский Н. Прибыль на людях. М., 2002. С.9. 
3. Wahlaussage zur Bundesnagswahl 1983 // Neue Bonner Depesche. 1983. №2. S.3.
4. Bangemann M. Arbeitsmarkt der Zukunft. Stuttgart, 1987. S.47.
5. Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt als Staat. Stuttgart, 1987. S.37.
6. Валлерстайн И. Конец знакомого мира: Социология ХХI века. М., 2004. С.121.
7. Bangemann M. Liberale Wirtschaftspolitik //40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W. Mischnik. Stuttgart,1989. S.294.
8. Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt als Staat. Stuttgart, 1987. S.274.
9. Meißner W. Der Staat in der Sozialen Marktwirtschaft der BRD // Sozialen Marktwirtschaft. Bilanz und Perspektive. Bonn, 1989. S.35.
10. Бек У. Что такое глобализация? М., 2001. С.17.
11. Bangemann M. Zukunft durch Leistung // Neue Bonner Depesche. 1986. № 121. S.15.
12. Genscher H-D. Zukunftsverantwortung. Reden. Berlin, 1990. S.62; Genscher H-D. Nach vorn gedacht. Perspektiven deutscher Aussenpolitik. Bonn, 1987. S.16.
13. Бек У. Что такое глобализация? М., 2001. С.204.
14. Haussmann H. Perspektiven des Liberalismus // 40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W.Mischnik. Stuttgart, 1989. S.335.
15. Perspektiven der Agrarpolitik: Beschluss der 37. ord. Bundesparteitages der FDP in Hannover vom 23-24 Mai 1986. Köln, 1986. S.7.
16. Tempel K.G. Die Parteien in der BRD und die Rolle der Parteien in der DDR. Düsseldorf, 1987. S.158.
17. Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt als Staat. Stuttgart, 1987. S.21.
18. Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt als Staat. Stuttgart, 1987. S.261.
19. Сорвиров Б.В. Модели социального и экономического пространства в экономических концепциях Германии. М., 2002. С.53.
20. Verfall oder Renaissance des Liberalismus? Beiträge zum deutschen und internationalen Liberalismus. Hrsg. von Hans Vorländer. München, 1987. S.173.
21. Сорвиров Б.В. Модели социального и экономического пространства в экономических концепциях Германии. М., 2002. С.107.
22. Lambsdorff O-G. Frische Luft für Bonn. Eine liberale Politik mit mehr Markt als Staat. Stuttgart, 1987. S.12.
23. Бек У. Что такое глобализация? М., 2001. С.111.
24. Сорвиров Б.В. Модели социального и экономического пространства в экономических концепциях Германии. М., 2002. С.195.
25. Noack P. Schicksal und Chance der FDP // Liberal. Bonn, 1983. Jg. 30. H. 4. S.31.
26. Schwerpunkte liberaler Sozialpolitik: Beschluss der 37. ord. Bundesparteitages der FDP in Hannover vom 23-25 Mai 1987. Köln, 1986. S.6.
27. Cronenberg D.-J. Liberale Gesellschaftspolitik // 40 Jahre der F.D.P. Hrsg. von W. Mischnik. Stuttgart, 1989. S.331.

Комментариев нет:

Отправить комментарий