вторник, 24 января 2012 г.

Переодизация отечественной историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина

Сергей САЙТАНОВ

В постсоветское время снова появляются работы, в которых представлены попытки исследовать феномен русского анархизма, особенно в лице главного его теоретика П.А. Кропоткина, который безусловно признается ведущим теоретиком коммунистического анархизма.[1] Кроме того, в последние годы в нашей стране вышло немало научных работ, посвященных отечественной историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина.[2]

В изучении отечественной историографии анархизма П.А. Кропоткина российские исследователи выделяют различные этапы. Так, например, А. М. Маринова историю изучения российского анархизма подразделяет на 3 этапа: 1) начало XX в. – 1930-е гг.; 2) конец 1950-х – конец 1980-х гг.; 3) с середины 1980-х гг. по настоящее время.[3]

В свою очередь, А.Н. Гарявин выделяет 4 этапа: 1) с 1906 по 1921 гг.; 2) 1921-1938 гг.; 3) с 1966 по 1989 гг.; 4) с 1989 г.[4]

У С.Ф. Ударцева уже 6 этапов: 1) с конца XIX в. до 1917 г. (начало изучения темы и постепенное расширение источниковой базы); 2) 1917 г. — начало 1930-х гг.; 3) середина 1930-х — середина 1950-х гг.; 4) вторая половина 1950-х — конец 1960-х гг.; 5) начало 1970-х — конец 1980-х гг.; 6) примерно с 1988 г. по настоящее время.[5]

Но если рассматривать этап как определенную стадию в развитии исследований, то, во-первых, необходима общая историографическая концепция, связывающая все этапы, как между собой, когда последующий этап закономерно вытекает из предшествующего, так и в единое целое, определяющее каждую его часть. Во-вторых, каждый этап должен представлять собою определенную стадию, ступень в развитии этой концепции.

Соответственно, изменения в историографических исследованиях должны представлять собою не столько количественные приращения, сколько качественные, переходящие совершенно в другую плоскость исследования.

Поэтому, несмотря на огромную работу в этой области, проделанную, большей частью, великолепными специалистами своего дела, применительно к историографии анархизма П.А. Кропоткина до сих пор можно было говорить скорее об изучении временных периодов исследования, нежели этапов, в нашем понимании. В связи с этим, в настоящее время назрела необходимость в решении, по меньшей мере, трех задач:

1) определить критерии периодизации историографии в изучении анархических взглядов П.А. Кропоткина;

2) по каждому периоду выделять «приращение знаний», но не как накопления фактографии, а как историографического осмысления подобного «приращения»;

3) включить новые проблемы и аспекты в историографические исследования на современном этапе.

Нам представляется целесообразным выделить в качестве основного критерия периодизации в отечественной историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина сами историографические научные исследования. Это позволит отделить, таким образом, систематическую критику и анализ анархизма Петра Алексеевича как источника исследования от изучения самих исследований по данной теме, вы-полненных другими авторами.

В соответствии с этим критерием, отечественную историографию изучения анархизма П.А. Кропоткина можно разделить на два этапа (соответствующие двум взаимосвязанным и вытекающим одна из другой стадиям): это этап систематической критики и анализа анархизма Кропоткина и этап специально посвященных данной теме научных историографических работ.

Кроме того, каждый выделенный нами основной этап имеет и подготовительные периоды, которые, не внеся чего-либо принципиально нового в отечественную историографию изучения анархизма Кропоткина, тем не менее, только и сделали возможным с помощью приращения знаний (создания источниковой базы, сбора фактического материала и постановкой новых вопросов) становление определенных этапов в отечественной историографии по данному вопросу.

Помимо этого, во втором этапе нами выделен, так называемый, «нулевой период», в котором объективная исследовательская работа, практически, не велась в силу тоталитарных идеологических установок. Но даже резко негативная оценка анархизма этого периода нашла свое отражение в начавших появляться редких научных работах, связанных с анархизмом П.А. Кропоткина.

В каждом этапе и периоде, кроме нулевого, также можно обозначить и накопление определенного фактографического материала, и «приращение знаний», в том числе, и как историографического осмысления подобного «приращения».

Если представить схематично этапы и периоды в периодизации изучения анархизма П.А. Кропоткина в отечественной историографии, в соответствии с принятыми нами критериями, то получим следующее:

I ЭТАП (нач. XX в. – нач. 1930-х гг.)

1.1.    подготовительный период (нач. XX в. – 1913 г.) Появляется много идеологизированной (слабо или сильно) отечественной и переводной литературы по анархизму Кропоткина, но у нее скудная источниковая база. Собирается фактический материал, рассматривается хронология событий, ставятся основные вопросы для изучения, начинается изучение истории и теории анархизма Кропоткина.

1.2.    основной период (1913 – нач. 1930-х гг.) Начало систематической критики анархизма Кропоткина. Появление работ по анализу анархизма Кропоткина с широкой источниковой базой. Массовые издания, приуроченные к смерти П.А. Кропоткина и М.А. Бакунина, книг, брошюр и статей по вопросам истории и теории анархизма Кропоткина.

II ЭТАП (1930-е – 2006 г.)

2.1.    нулевой период (1930-е – сер. 1950-х гг.) Практически нет исследований, резко негативная оценка анархизма Кропоткина, использование идеологических штампов и фальсификации.

2.2.    подготовительный период (к-ц 1950-х гг. – нач. 1990-х) Постепенно открывается доступ к архивным документам. В 1970-х – 1980-х гг. начинается изучение библиографии анархизма. Начинается анализ западной литературы по теории и истории анархизма в России. Выходит много исследовательских работ по анархизму Кропоткина. В одной из лучших, принадлежащей Н.М. Пирумовой, ставится круг новых вопросов для исследований, в т. ч. органичность и синтетичность сочетания принципов и методов различных наук в мировоззрении П.А. Кропоткина.

2.3.    основной период (нач. 1990-х – 2006 г.) Массовые публикации по вопросам истории и теории анархизма Кропоткина, приуроченные к его юбилею. Появление статей и трудов, специально посвященных вопросам отечественной историографии анархизма Кропоткина. Попытки типологизировать анархизм в России, выделить его существенные характеристики, рассматривать анархизм в широкой социокультурной и цивилизационной перспективе.

Вот вкратце предложенная нами периодизация. Теперь, чтобы не быть голословным, давайте более детально рассмотрим ход событий в изучении отечественной историографии анархизма П.А. Кропоткина, в соотнесении с предложенной нами схемой периодизации.

В начале XX века в дореволюционной России издавалось большое количество работ, посвященных анархизму. Можно назвать работы В. М. Андерсона, Г. Ацлера, О. Виконта, Л. Козловского, М.А. Драгоманова, П.А. Берлина, Штемлера, Цепкера, Ольцбахера и других. Многие исследователи (З. Белосельский, Ф. Рындин, М. К. Тростеняцкий, В. Ф. Цеховский) в своих брошюрах чаще описывали жизненный и творческий путь Кропоткина, нежели проводили анализ его идей.[6]

Русский философ, публицист и земец Е. В. Де-Роберти изображал в своей брошюре жизненный путь и анархические воззрения Кропоткина взаимозависимыми и обусловленными факторами личностной и социальной психологии.[7]

В многочисленной в этот период отечественной литературе появились работы, рассматривающие феномен антигосударственного сознания с позиций разных политических течений: анархизма (П.А. Кропоткин, А. А. Боровой, И. С. Книжник и другие), либерализма (Н. И. Кареев, А. С. Ященко и другие), социал-демократии (Г. В. Плеханов, В. И. Ленин, А. В. Луначарский, И. В. Сталин, А. В. Соколов и другие).

В фундаментальной работе крупнейшего русского правоведа П. И. Новгородцева «Об общественном идеале» анархизм рассмотрен как радикальная политическая утопия хилиастического типа.[8] Такой подход сближает его теорию с теорией Манхейма, рассматривавшем анархизм как наиболее чистое проявление секуляризованного революционного варианта учения о тысячелетнем царствии (хилиазма).[9]

Л. Кульчицкий отмечал большое значение разработки Кропоткиным анархо-коммунистической доктрины.[10]

Значительное внимание анархизму было уделено в работах представителей российского либерально-консервативного лагеря и, в первую очередь, авторами сборника «Вехи» (статьи Н. А. Бердяева, П. Б. Струве, С. Н. Булгакова, С. Л. Франка, М. О. Гершензона, А. С. Изгоева, Б. А. Кистяковского).[11]

Начало изучению истории и теории российского анархизма в XX веке было положено постановкой основных вопросов, сбором фактических материалов и рассмотрением хронологии событий. Большое внимание уделялось изданию трудов русских анархистов.

Пожалуй, первым среди анархистов начал этап серьезной систематической критики учения Кропоткина А. А. Боровой.[12] Он предлагал пересмотреть основные положения «традиционного анархизма», т. е. господствовавшее в анархизме коммунистическое течение Бакунина и Кропоткина.[13]

В период с 1917 по 1926 годы выходят первые советские работы, посвященные анархизму, в которых доминирует критическое отношение к анархическим учениям. Это касается работ Л. Кульчитского, Б. Горева, Я. Яковлева.[14]

Преимущественно полемический и публицистический характер имели работы об анархизме таких теоретиков большевистской партии как Н. И. Бухарин, А. Лозовский (С. А. Дридзо), Е. А. Преображенский, К. Б. Радек и другие.

В научно-популярных работах этого периода рассматривались отдельные этапы и группы в анархистском движении (брошюры И. И. Генкина, Б. И. Горева, Л. Сыркина и др.), давался общий популярный очерк его истории с кратким изложением учения анархизма (работы Б. И. Горева, В. Залежского, М. Равич-Черкасского, В. Ягова и другие).

В то же время переиздаются работы классиков анархизма: П.А. Кропоткина, М.А. Бакунина, Э. Реклю, П.Ж. Прудона; печатаются известные теоретики анархизма: А. Боровой, Ф. Эртер, М. Неттлау; публикует свои работы по истории анархизма в древности С.Я. Лурье.[15]

Выходят исследовательские труды по анархизму Б. И. Горева (Гольдмана), П. В. Полонского, Ю. М. Стеклова и А. А. Корнилова.[16] Пожалуй, наиболее серьезными работами анархистов, в которых предпринимались попытки «изнутри» осмыслить феномен анархизма и его историю, были книги А. А Борового и А. Л. Гордина.[17]

Концепция анархо-коммунизма Кропоткина вызвала к жизни жаркие дискуссии в начале XX века. Так, например, А.Л. Гордин критиковал анархо-коммунизм Кропоткина, утверждая необходимость фиксированного закона и бессмысленность его отрицания.[18]

Анархист Дарани критиковал анархизм Кропоткина за то, что он не имел «стройного цельного анархического мировоззрения».[19] В связи с этим Дарани отмечал необходимость использования последних данных социологии, экономической науки и социальной психологии.[20]

Анархист И. Гроссман-Рощин стремился понять внутренний «дух идеи Кропоткина». Он считал «глубоко ошибочным обоснованием анархизма» у Кропоткина, в частности, противоречивость, так называемого, «естественного метода», взятого последним за основу, за которым стоит универсализация морально-этических норм.[21]

В оценке М. Равич-Черкасского Кропоткин представлен как теоретик общинного социализма, стремившегося создать «цельное философское, естественнонаучное и общественное мировоззрение». Но автор также отмечает противоречивость теории Кропоткина.

Социалист-революционер И. З. Штейнберг считал главной заслугой Кропоткина разъяснение им значимости мелкого производства. Однако и он писал о внутренней противоречивости анархической теории Кропоткина.[22]

Анархист Я. Новомирский также констатировал противоречия в учении Кропоткина. По его мнению, Кропоткин никогда не был вождем анархизма, но он был величайшим проповедником.[23] Г. Сандомирский, кроме того, отмечал противоречия в разных работах Кропоткина по вопросу о причинах войн.[24]

Гроссман-Рощин, анализируя анархическую доктрину Кропоткина, выделял в ней шесть элементов: 1) «массовое творчество»; 2) «принцип взаимопомощи»; 3) «единство народных масс»; 4) «вселенная как равновесие взаимодействия бесконечно малых»; 5) «государство как территориальная концентрация»; 6) «федерализм как основное творческое слияние со всеми творческими потоками общества».[25]

По мнению В. Хрусталева, учение П.А. Кропоткина представляет собой переплетение двух теорий – «инициативного меньшинства» (неподчинение большинству) и «прямого действия» меньшинства.[26] Жаль, что эта интересная трактовка учения Кропоткина схематична и не подкреплена доказательствами из произведений великого анархиста.

В связи со смертью Кропоткина в 1921 году увидели свет два выпуска бюллетеня Всероссийского комитета по увековечению памяти П.А. Кропоткина. Под его эгидой вышли три сборника, посвященные анализу различных аспектов мировоззрения Кропоткина. № 17 журнала «Былое» за 1921 год был специально посвящен Кропоткину. Появились воспоминания Е. В. Линд, М. П. Лешерн-фон-Герцфельд и других, касающиеся разных временных периодов жизни и деятельности мыслителя, сборники статей под редакцией Н. К. Лебедева, А. А. Борового, Н. Ашерова, А. А. Солоновича и др.[27]

По утверждению биографа П.А. Кропоткина, Н.К. Лебедева, он был позитивно мыслящий реалист, трезво оценивший значение социальной революции, применительно к российской истории. Лебедев оспаривал распространенное мнение начала XX века, что учение Кропоткина излишне эмоционально и не обоснованно. «Напротив», – писал о нем его современник Н. Лебедев, – «Кропоткин является выразителем положительных, творческих сторон анархизма».[28]

Однако видный теоретик анархизма А. А. Боровой не признавал правильным Кропоткинский естественнонаучный метод. И писал, что «истинным центром его анархического мировоззрения» является не личность, а творческая роль масс,[29] указывая, что Бакунин в своей интерпретации теории происхождения государства был реалистичнее Кропоткина.[30]

Как видно из вышеприведенных точек зрения, теория Кропоткина, которая к началу века имела непререкаемый авторитет в среде анархистов, очень скоро стала вызывать сомнения. Слабая историческая и логическая аргументация и идейный пафос перестали удовлетворять анархистов. «Преодоление «кропоткинизма» стало почти основным вопросом анархо-синдикалистского движения в России», – писал один из друзей Борового, Н. Отверженный.[31] Отвергнув основные постулаты кропоткинской теории, они попытались создать собственную концепцию, опираясь на несколько подзабытые работы Бакунина.[32]

В первое десятилетие советской власти появляются работы по анализу анархизма Кропоткина, которые отличает широкая источниковая база, отсутствие пока еще жестких идеологических штампов, подчеркивание не только конфликтных отношений между марксизмом и анархизмом, но и определенной преемственности и взаимосвязи этих течений. Но когда анархизм перестал играть сколько-нибудь серьезную роль в политическом процессе страны, в работах исследователей господствующее влияние стал оказывать не научный, а идеологический подход марксизма-ленинизма.

Последней в этот период широко и гласно отмечаемой в стране памятной датой, связанной с анархизмом, стало пятидесятилетие со дня смерти М.А. Бакунина. Вышло большое число разного рода книг, брошюр и статей по вопросам истории и теории анархизма.[33]

В начале тридцатых годов выходят последние работы, специально посвященные теме анархизма. В работах Б. И. Горева, В. Залежского, М. Равич-Черкасского, Л. Сыскина, Н. Шелавина, А. Слепкова критический пафос в разборе теории и практики анархизма достигает своего апогея.

С 1930-х до середины 1950-х гг. с ужесточением в СССР тоталитарного режима возобладала резко негативная оценка анархизма, а сами исследования по этой теме в СССР, практически, не велись. Хотя в период с 1920 по 1940 годы в СССР изданы различные произведения Кропоткина, включая его дневник и двухтомник переписки с братом.

В послевоенные годы отношение к анархизму и, в частности, к творчеству Кропоткина, определяла работа Сталина «Анархизм или социализм?» (1907 г.).[34] И хотя с конца 1940-х годов была защищена серия кандидатских диссертаций по данной теме, в них нашли отражение идеологические штампы и фальсификации эпохи сталинизма.[35]

До 1960-х годов в советской литературе освещалась преимущественно деятельность П.А. Кропоткина как ученого-географа и путешественника.

В конце 1950-х годов появились новые возможности для исследователей анархизма. Начинается расширение круга рассматриваемых проблем с привлечением постепенно открывающегося доступа к архивным документам, хотя общий характер исследований, в принципе, мало изменился: политические убеждения Кропоткина продолжают критиковать, опираясь на марксизм.

В 1960-х годах появляются работы А. Д. Косичева, Н. С. Прозоровой, посвященные борьбе марксистско-ленинской идеологии с идеологией анархизма.[36] Были защищены и кандидатские диссертации юристами по проблемам критики классиками марксизма теории анархизма (диссертации А. Е. Мушкина, С. И. Ерофеева, Д. Д. Котиковой). Начиналось также новое изучение теории революционного народничества, в том числе, его анархического направления (Б. П. Козьмин, Т. Г. Семенкова и другие). Предпринимаются первые попытки с учетом накопленного к этому времени исторического опыта изложить историю анархизма в России.[37] К этому периоду относятся работы А.Д. Косичева и М.Х. Худайкулова.[38]

В 1969 году книга В.В. Комина «Анархизм в России»[39] явилась началом более серьезного осмысления анархизма в нашей литературе, более деятельного и фундаментального осмысления анархических теорий в 1970-1980-е годы. Здесь можно упомянуть работы С. Н. Канева «Революция и анархизм», «Октябрьская революция и крах анархизма»[40], Ф.Я. Полянского «Критика экономических теорий анархизма»[41], «Социализм и современный анархизм»[42], Ю. С. Соколова «Социальная сущность анархизма». Издаются работы Ж. Дюкло и Р. Штангервальда по анархизму.

Одной из лучших исследовательских работ по русскому анархизму Кропоткина по праву считается книга Н.М. Пирумовой «Петр Алексеевич Кропоткин» (М., 1972). Пирумова являлась крупнейшим исследователем анархизма в нашей стране и была автором многочисленных монографий, статей и публикаций по проблемам анархизма, среди которых есть работы, специально посвященные П.А. Кропоткину.

Пирумова отметила органичность и синтетичность сочетания принципов и методов различных наук в мировоззрении Кропоткина. Вместе с тем, она критиковала некоторые положения теории Кропоткина с позиции марксистско-ленинской философии.[43]

В целом, Пирумова отмечает упрощенность социологических взглядов Кропоткина, который запутался сам в созданной им теоретической инструкции и, периодически, противоречил сам себе. Далее Пирумова пишет о том, что «…противоречий в своей теории Кропоткин не замечал. Не замечал потому, что моделировал будущее, исходя из некоего идеального образа Человека, лишенного классовых, сословных и социальных предрассудков».[44]

Наряду с новыми аспектами исследования анархизма продолжалось изучение истории борьбы коммунистической партии с анархизмом.[45]

С середины 70-х годов до конца 80-х вышло немало работ, которые традиционно рассматривали анархизм как мелкобуржуазную идеологию. Это работы Г.Б. Хромушина, С.Г. Айвазова, М.И. Михайлова, Г.Анджапаридзе, Д. Провякина, Л.С. Мамута. Так в монографии А.И. Новикова анархизм рассматривается сквозь призму проблем нигилизма как специфического мировоззрения, характерного для обществ буржуазного типа.[46]

Однако в эти годы продолжаются и попытки критического анализа русского анархизма П.А. Кропоткина. Так анархический коммунизм пытались проанализировать Ю. М. Козовский[47], В. А. Малинин[48], Н. В. Пономарев.[49] В книге Н. В. Пономарева «Критика анархистской концепции власти и современность» анархизм в целом рассматривается как «утопически-консервативное направление» из-за направленности его идеала в прошлое.[50]

Исследование С.А. Мдоянца посвящено идейно-теоретическим истокам идей анархизма и сравнительному изучению философии анархизма Бакунина и Кропоткина.[51]

Историк и философ Л. С. Мамут попытался выяснить, что было позаимствовано и взято на заметку Кропоткиным от Прудона и Штирнера.[52]

Интересную теорию о влиянии географических взглядов Кропоткина на становление его революционно-анархического мировоззрения выдвинул В. А. Маркин, поддержанный затем А. В. Бирюковым.[53]

А. Н. Бороздин при определении сущности анархизма пришел к выводу, что «анархическая идеология представляет собой разновидность утопического социализма».[54]

С. Ф. Ударцев, подобно многим исследователям, находил теорию Кропоткина двойственной, усматривая причину такой двойственности в том, что политик-реалист Кропоткин «брал верх» над утопистом-анархистом, практик – над теоретиком.[55]

Исследователь анархизма Кропоткина С.Н. Канев даже утверждал, что после М.А. Бакунина и П.А. Кропоткина анархические теории уже не выработали ничего нового.[56]

Постепенно российский анархизм становится предметом изучения не только историков, но и правоведов, философов и социологов.[57] Выходят работы, анализирующие западную литературу по теории и истории анархизма в России.[58]

В 1970-1980-х гг. началось научное изучение библиографии анархизма. Значительную ценность представляет весьма полный указатель печатных трудов П.А. Кропоткина, составленный Е. В. Старостиным (около двух тысяч наименований).

С 1980-х годов происходит постепенный отказ от доминировавшей марксистско-ленинской классовой парадигмы. Исследовательский интерес направляется на анализ проблем федерализма, самоуправления, критики бюрократии, теории политической власти и институтов, предложенный российским анархизмом. В научный оборот вводятся новые материалы: исторические, политические, социологические, философские и другие, раскрываются бывшие недоступными архивные источники.

Постепенно формируются различные, порой противоположные, интерпретации и оценки российского анархизма. Некоторые исследователи видят в анархистах представителей подлинного демократизма и свободомыслия, противостоящих тоталитаризму большевизма и советского строя.[59] С другой стороны, часть исследователей, подчеркивают политический утопизм анархизма, правовой нигилизм, радикально-конфликтное отношение к политической власти.[60]

В начале 1990-х годов в России выходят двадцать шесть анархистских изданий. В статьях Н. М. Пирумовой, Г. Волкова и Л. П. Окусова, С. Ф. Ударцева[61] публикуется актуальная информация, напрямую связанная с анархизмом.[62] Вновь получают возможность публиковать свои статьи в научных журналах и периодических изданиях лидеры анархистских организаций (А. К. Исаев, А. Шубин, Д. И. Олейник, П. Анкундинов, П.И. Гескин и другие). В науку приходят новые исследователи российского анархизма. Среди них: А. А. Мкартичан, В.Г. Графский, С.А. Мдоянц, М. А. Арефьев, В. Д. Ермаков.[63]

Некоторые исследователи предприняли серьезные попытки типологизировать анархизм в России, выделить его существенные характеристики, сделать сравнительный анализ в контексте борьбы различных типов политических идеологий и типов политического сознания.[64]

Огромную работу по составлению библиографического указателя печатных трудов П.А. Кропоткина проделали Е. В. Старостин и И. Л. Беленький.[65] Их работу продолжил В. Д. Ермаков, составивший отечественную библиографию по всему российскому анархизму.[66]

В 1992 году в Москве проходила международная конференция, посвященная 150-летию со дня рождения П.А. Кропоткина. К ней был приурочен выпуск двухтомного сборника трудов Комиссии по научному наследию П.А. Кропоткина, представленный научными работами двадцати авторов и архивными публикациями. Среди них философские статьи В. Ф. Пустарникова, С. Ф. Ударцева и А. М. Никулина, исторические экскурсы А. П. Лебедевой, А. А. Назарова и Д. Тодеса, биографические описания А. В. Бирюкова, Е. А. Таратута, А. Л. Никитина. Впервые опубликованы ранее нездававшиеся письма П.А. Кропоткина с комментариями А. А. Мкартичана, А. В. Бирюкова, С. Ф. Ударцева. По итогам конференции были подготовлены четыре выпуска трудов с 55 докладами (16 из них – ученых из стран дальнего зарубежья) по пяти направлениям научных изысканий: философия, социально-экономические науки, революционное движение, естествознание и биография.[67]

Во второй половине 1990-х годов были опубликованы несколько статей и работ, специально посвященных вопросам отечественной историографии анархизма П.А. Кропоткина: работы В. Д. Ермакова, П. И. Талерова, [68] А. Н. Гарявина.[69] Значительное место вопросам историографии изучения анархизма Кропоткина уделено в исследования таких ученых, как Р. А. Бехтенева, Г. К. Вельмога, О. С. Сафронов, К. Р. Ситдыкова, Е. В. Ручкина.[70]

В последнее время в публикуемых отечественных научных статьях вновь довольно значительное место занимают биографические описания жизнедеятельности П.А. Кропоткина.[71] Но российские исследователи обращаются и к собственно анархическому учению Кропоткина. Так в статье В. И. Затеева, выделяются основные идеи анархического учения Кропоткина.[72] О неотделимости анархического учения Кропоткина от его этического учения пишет А. Н. Булкин.[73] Изложение идей этики Кропоткина как и идей его анархизма, дает в своей статье К. Г. Никифоров.[74]

А. Г. Кассиров в своей работе рассматривает философию анархизма Кропоткина через его позитивистскую философию природы. Он считает, что идеи Кропоткина совпадают с современным взглядом натурфилософии на человека, а концепция коэволюции человека и окружающей его среды, которая в настоящее время только еще разрабатывается, по сути, рассматривает философскую концепцию Кропоткина.[75]

Российский анархизм и его роль в российском политическом процессе рассматриваются в настоящее время в широкой социокультурной и цивилизационной перспективе.[76]

В заключении хотелось бы особо отметить, что анархический коммунизм П.А. Кропоткина – это, хотя и не имеющая целостного завершения, теория безгосударственного устройства общества. Государство для Кропоткина – это главный враг справедливого и гармоничного существования всех людей. И именно антиэтатизм определяет взгляды Петра Алексеевича в его работах.

Как ни парадоксально, но именно государство определяло в нашей стране, изменения в изучении и этапы в исследовании анархизма П.А. Кропоткина. Причем, и Российская империя, и Советская Россия, и Российская Федерация – государства, по сути, авторитарные и тоталитарные. Во времена Кропоткина Российская империя была на изломе тоталитаризма, СССР – в стадии становления, расцвета и упадка тоталитаризма, а Российская Федерация в настоящее время, по нашему мнению, вновь пытается вернуться к тоталитарному государству. Между этими тремя пиками тоталитарности есть два просвета, когда государственная власть в России была вынуждена на короткое время, в силу кризисов прежних тоталитарных режимов, примерить на себя демократическую мягкую форму государственной власти.

Именно в эти два периода, когда заметно ослабел или полностью исчез на короткое время идеологический контроль со стороны государства, издаются и переиздаются работы Кропоткина посвященные анархизму, выходят основные научные работы, посвященные анархизму Кропоткина (имеются в виду именно научные, де-идеологизированные работы).

Именно на это время приходятся и два основных периода в выделенных нами выше двух этапах в историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина. Что это – совпадение или еще один, закономерный и, может быть, более существенный критерий периодизации?

Думается, этот вопрос требует своего, более глубокого исследования, возможно, уже непосредственно с рассмотрением и самой теории анархизма Кропоткина.

Примечания:

1. Дамье В. В. Кропоткин и Реклю // Памяти М. А. Бакунина. М., 2000. С. 126.
2. Козлов В.П., Перегудова З.И. Фонд П.А. Кропоткина в ЦГАОР // Труды комиссии по научному наследию П.А. Кропоткина. Вып. 2. М., 1992; Ермаков В. Д. Отечественная историография анархизма // Российский анархизм и анархисты. СПб., 1996; Тарелов П. И. Анархизм М. А. Бакунина и П.А. Кропоткина как предмет научного изучения (историография классического российского анархизма) // Актуальные вопросы отечественной историографии. Материалы 7-й Всероссийской заочной научной конференции. СПб., 1997; Гарявин А. Н. Анархо-коммунизм П.А. Кропоткина в освещении отечественной историографии // Клио. 1999. № 2 (8); Русская социально–политическая мысль XIX – начала XX века: П.А. Кропоткин. М., 2004.
3. Маринова А. М. Анархизм в российской культуре XIX – начала XX века. Ростов-на-Дону, 2003. С. 4-7.
4. Гарявин А. Н. Анархо-коммунизм П.А. Кропоткина в освещении отечественной историографии // Клио. № 2(8). М., 1999. С. 41-52.
5. Ударцев С.Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России: история и современность. Алматы, 1994. С. 5–13.
6. Белосельский З. Петр Алексеевич Кропоткин. СПб., 1906; Рындин Ф. Биографический очерк // Кропоткин П.А. Современная наука и анархизм. М., 1906; Тростеняцкий М.К. П.А. Кропоткин. Краткая биография. Вологда, 1908; Цеховский В. Ф. Князь Петр Кропоткин. СПб., 1907.
7. Де-Роберти Е. В. Петр Кропоткин: личность и доктрина. СПб., 1906.
8. Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М., 1991.
9. Мангейм К. Идеология и утопия // Утопия и утопическое мышление. Антология зарубежной литературы. М., 1991.
10. Кульчицкий Л. Анархизм в России. СПБ., 1907; Он же. История Русского революционного движения. СПб., 1908; Он же. Современный анархизм. Изложение, источники, критика. СПб., 1908;
Он же. Современный анархизм: от Кропоткина до настоящей эпохи. Пг., 1917.
11. Вехи. Интеллигенция в России. Сборник статей 1909-1910. М., 1991.
12. Голос минувшего. 1913. № 8. С. 279.
13. Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России: история и современность. Алматы, 1994.
14. Яковлев Я. Русский анархизм в великой русской революции. Пг., 1921.
15. Горев Б. И. Анархисты, максималисты и махаевцы. Анархические течения в первой русской революции. Пг., 1918; Лурье С. Я. Предтечи анархизма в древнем мире. М., 1926.
16. Талеров П. И. Место идей анархо-коммунизма П.А. Кропоткина в истории России и российского анархизма второй половины XIX–начала XX вв. Автореф. канд. дис. СПб., 1997. С.3.
17. Боровой А.А. Анархизм. М., 1918; Гордин А.Л. От юридического анархизма к фактическому. М., 1920; Он же. Интериндивидуализм. М., 1922; Петр Кропоткин. Сб. статей, посвященный памяти П.А. Кропоткина. Под ред. А. Борового и Н. Лебедева. Пб.; М., 1922.
18. Гордин А. Л. От юридического анархизма к фактическому. М., 1920. С. 7.
19. Дарани. В чем кризис анархизма? // Универсал. 1921. № 5/6. С. 2.
20. Там же.
21. Гроссман-Рощин И. С. Октябрьская революция и тактика анархо-синдикалистов // Голос труда. М.-Пг., 1919. № 1. Декабрь. С. 4.
22. Штейнберг И. З. Место анархизма в левом народничестве // Сборник статей, посвященных памяти П.А. Кропоткина. М., 1922. С. 139-149.
23. Новомирский Я. (Кирилловский Д. И.) П.А. Кропоткин как теоретик анархизма // Коммунистический интернационал. 1921. № 16.
24. Сандомирский Г. Торжество антимилитаризма (К истории анархистского движения). М., 1920.    С. 35.
25. Гроссман-Рощин И. С. Характеристика творчества П.А. Кропоткина. Пг., М., 1921. С. 16.
26. Хрусталев В. Анархизм как философия действия (по П. Кропоткину) // Вольная жизнь. 1921.    № 11/12.
27. Памяти Петра Алексеевича Кропоткина: Сб. ст. и материалов. Пг., 1922; Сборник статей, посвященных памяти П.А. Кропоткина. М., 1922; П.А. Кропоткин: к 80-летию со дня рождения. Пг.-М., 1922; Былое. 1921. № 17; Солонович А. А. Кропоткин // Михаилу Бакунину. 1876-1926:
Очерки истории анархического движения в России. М., 1926; и др.
28. Петр Кропоткин. Сборник статей под редакцией А. Борового и Н. Лебедева. П.-М., 1922. С. 10.
29. Петр Кропоткин. Сборник статей под редакцией А. Борового и Н. Лебедева. П.-М., 1922. С. 32.
30. Кропоткин П. Сборник статей. П.-М., 1922. С. 48.
31. Отверженный Н. Главные течения в анархической литературе начала века // Михаилу Бакунину. 1876-1926. Очерки истории анархического движения в России. М., 1926. С. 22.
32. Ударцев С. Ф. Кропоткин. М., 1989. С. 115.
33. Очерки истории анархического движения в России. Сб. ст. М., 1926; Залежский В. Анархисты в России. М.-Л., 1930; Горев Б. И. Анархизм в России (от Бакунина до Махно). М., 1930.
34. Сталин И. В. Анархизм или социализм? М., 1953.
35. См. кандидатские диссертации Баллера Э. А. (М., 1950), Гасанова Ф. Р. (Баку, 1949), Ибаньеса А. Э. (Киев, 1953), Косичева А. Д. (М., 1950), Кузиной Л. А. (Л., 1949), Шило С. И. (Киев, 1949), Щепкина А. В. (М., 1954).
36. Прозорова Н.С. Борьба К. Маркса и Ф. Энгельса против анархизма. Лекции по курсу «История политических учений». М., 1961; Косичев А. Д. Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма и современность. М., 1964.
37. Комин В. В. Анархизм в России. Специальный курс лекций, прочитанный на историческом факультете педагогического института. Калинин, 1969.
38. Косичев А. Д. Борьба марксизма-ленинизма с идеологией анархизма и современность. М., 1964; Он же. Марксизм и анархизм. М., 1971; Худайкулов М. Х. Большевики в борьбе с анархизмом в первые годы советской власти. Ташкент, 1974.
39. Комин В. В. Анархизм в России. Калинин, 1969.
40. Канев С. Н. Октябрьская революция и крах анархизма. М., 1974. Он же: Революция и анархизм: Из истории борьбы революционных демократов и большевиков против анархизма (1840-1917 гг.). М., 1987.
41. Полянский Ф. Я. Критика экономических теорий анархизма. М., 1976. С. 151.
42. Полянский Ф. Я. Социализм и современный анархизм. М., 1973.
43. Пирумова Н. М. Петр Алексеевич Кропоткин. М., 1972. С. 143.
44. Там же.
45. Здесенко В. И. Борьба Коммунистической партии против анархо-синдикализма в первый год диктатуры пролетариата (ноябрь 1917-1918 гг.). Автореф. канд. дис. М.,1974.
46. Новиков А. И. Нигилизм и нигилисты. Опыт критической характеристики. Л., 1974.
47. Козовский Ю. М. Критический анализ анархического коммунизма П.А. Кропоткина  // Актуальные проблемы марксистского историко-философского исследования и современная идеологическая борьба. М., 1985. С. 46-48.
48. Малинин В. А. Философия революционного народничества. М., 1972. С. 256.
49. Пономарев Н. В. Проблема власти в политической доктрине анархизма и максимализма. Автореф. канд. дис. Казань, 1974.
50. Пономарев Н. В. Критика анархистской концепции власти и современность. Казань, 1978. С. 128.
51. Мдоянц С. А. Философия анархизма в России второй половины XIX – начала XX веков. М.А. Бакунин, П.А. Кропоткин (историко-критический анализ). Автореф. канд. дис. М., 1987. С. 24.
52. Мамут Л. С. Этатизм и анархизм как этапы политического сознания. М., 1989.
53. Маркин В. А. От географии к анархизму // Труды комиссии по научному наследию П.А. Кропоткина. Вып. 1; Он же. Петр Алексеевич Кропоткин. 1842–1921. М., 1985; Он же. Естественно научная основа социальной концепции П.А. Кропоткина Материалы научно-практической конференции, посвященной 155-летию со дня рождения П.А. Кропоткина; Бирюков А. В. Естественнонаучные корни социальных воззрений П.А. Кропоткина // Там же.
54. Бороздин А. Н. К вопросу об определении сущности анархизма // Научный коммунизм. 1988. № 4. С. 119.
55. Ударцев С. Ф. Кропоткин. М., 1989. С. 66.
56. Канев С. Н. Революция и анархизм. М., 1987. С. 293.
57. Полянский Ф. Я. Критика экономических теорий анархизма. М., 1976; Федорин Н. С. Утопический социализм революционного народничества. М., 1984; Маркин В. А. Петр Алексеевич Кропоткин. 1842-1921. М., 1985; Ударцев С. Ф. Кропоткин. М., 1989 и др.
58. Чемесская М. И. Современная немарксистская историография российского анархизма XX в // Великий Октябрь и непролетарские партии. Материалы конференции. М., 1982.
59. Березняков Д. В. Анархизм и анархические тенденции в российском политическом процессе: история и современные проблемы. Автореф. канд. дис. М., 2000. С. 9.
60. Пантин И. К., Плимак Е. Г., Хорос В. Г. Революционная традиция в России. 1783-1883. М., 1986; Исаев И. А. Политико-правовая утопия в России (конец XIX – начало XX века). М., 1991; Янов А. Л. Три утопии.// Искусство кино. 1992. № 9 и др.
61. Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России: История и современость. Алматы, 1994.
62. Русаков А. Ю. Сущность и тенденции развития современного анархизма. Автореф. канд. дис. 09.00.02. СПб., 1991. С. 5.
63. Мкартичан А. А. Кропоткин о революционном терроре // Вестник МГУ. Сер. 7: Философия. 1992. №1. С. 30-35; Мндоянц С. А. Безгосударственный социализм: М. А. Бакунин и П.А. Кропоткин об идеях общественного устройства // Русская философская мысль в 80-х гг. XIX в. о будущем России. М., 1990; Арефьев М. А. Философия анархизма: Очерки истории. СПб., 1992; Ермаков В. Д. Российский анархизм: прошлое и настоящее // Политическая демократия в историческом опыте России. Челябинск, 1993. С. 129-136.
64. Мамут Л. С. Этатизм и анархизм как типы политического сознания. Домарксистский период. М., 1989; Ударцев С. Ф. Политическая и правовая теория анархизма в России: история и современность. Автореф. док. дис. М., 1992; Анархия и власть. М., 1992.
65. П.А. Кропоткин (1842–1921): Библиографический указатель печатных трудов. М., 1980. Вып. 1, 2; Петр Алексеевич Кропоткин: Указатель литературы, 1921-1992. М., 1992.
66. Ермаков В. Д. Российский анархизм и анархисты: (Вторая половина XIX – конец XX веков). СПб., 1996.
67. Первый выпуск (Идеи П.А. Кропоткина в философии) вышел в 1996 году.
68. Талеров П.И. Место идей анархо-коммунизма П.А. Кропоткина в истории России и российского анархизма второй половины XIX – начала XX вв. Автореф. канд. дис. СПб., 1997. С.7.
69. Ермаков В. Д. Отечественная историография анархизма // Российский анархизм и анархисты. СПб., 1996; Тарелов П. И. М. А. Бакунин и П.А. Кропоткин как предмет научного изучения (истори-ография классического российского анархизма) // Актуальные вопросы отечественной историографии. Материалы 7-й Всероссийской заочной научной конференции. СПб., 1997; Гарявин А. Н. Анархо-коммунизм П.А. Кропоткина в освещении отечественной историографии // Клио. 1999. № 2 (8).
70. Ручкина Е. В. Трансформация теории П.А. Кропоткина в идеологии анархистов-практиков в России после революции 1917 г.: Автореф. канд. дис. Рязань, 2003. С. 5.
71. О жизни жены и детей старшего брата П.А. Кропоткина см.: Суворов В. П. Кропоткин в Тверском крае 1886–1926 годы) // Из архива тверских историков: Сб. научных трудов. Тверь, 2002; Маркин В. А. Князь Петр Кропоткин в Британии // Наука в России. № 4 (138). М., 2003; Исаев Б.А. Кропоткин П.А. 1842-1921 гг. // История России сквозь призму борьбы за власть. Материалы 34 Всероссийской заочной научной конференции. СПб., 2004; Подробное описание жизни и деятельности с изложением идей этики и анархизма см.: Никифоров К. Г. Чудное сердце и великий дух. Петр Алексеевич Кропоткин // Калужские вехи временных лет. Калуга, 2004.
72. Затеев В. И. М. А. Бакунин и П.А. Кропоткин как основоположники и теоретики русского анархизма (опыт компаративистского анализа) // Вестник Бурятского Университета. Серия 5. Вып. 7. Улан-Удэ, 2003.
73. Булкин А.Н. П.А. Кропоткин. Современная оценка // Интеллигенция России: история и судьбы: Межвузовский сборник научных статей. Ставрополь, 1999.
74. Никифоров К. Г. Чудное сердце и великий дух. Петр Алексеевич Кропоткин // Калужские вехи временных лет. Калуга, 2004.
75. Кассиров А. Г. Философия природы в наследии П.А. Кропоткина // Поиск. Философские и социально-экономические исследования. Выпуск 8. Серия «Философские и социальные исследования». Межвузовский сборник научных трудов. Мурманск, 2004. С. 84-85.
76. Социокультурная методология анализа российского общества. Независимый теоретический семинар. Препринты. //  http://scd.plus.centro.ru

Вестник МГОУ. Серия "История и политические науки". 2007. № 2. С. 59-70.

Комментариев нет:

Отправить комментарий