понедельник, 12 марта 2012 г.

Проблема националистического движения на территории Брестской области в период Великой Отечественной войны

Екатерина САВИНОВА

Тема данной работы: «Проблема националистического движения на территории Брестской области в период Великой Отечественной войны (ВОВ)» является достаточно актуальной в свете современных событий, представленных тенденциями к историческому сближению двух, некогда единых в пространстве СССР, братских государств: России и Белоруссии. Следует сказать, что националистическое движение в период ВОВ представляет собой крайне проблематический, сложный и многоплановый исторический феномен. Брестская область является регионом, в котором в период ВОВ, как в неком «плавильном котле», оказались включенными белорусы, русские, украинцы, поляки и многие другие народы. Под термином «ПРОБЛЕМА» (от греч. problema – задача) в моем случае следует понимать противоречивую ситуацию, выступающую в виде противоположных позиций в объяснении каких-либо явлений, объектов, процессов и требующая адекватной теории для ее разрешения[1]. Термин «НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ» означает в основном польское подполье, сформированное большей своей частью по национальному признаку, имеющее в своей основе определенные идейные национально-государственные тенденции, взгляды которого в отношении Советской власти и фашистской Германии, на протяжении всего периода ВОВ, были весьма различными и часто меняющимися.

Проблема данного исследования во многом сводится к тому, что в исторических источниках, данное событие представлено не всегда в однозначных, тождественных друг другу позициях, но большей частью даже антагонистически противоположных. Это вполне понятно и объяснимо, так как в принципе абсолютно любая вещь этого мира, в том числе и многочисленные события человеческой жизни, представляет собой, говоря словами И. Канта, «вещь-в-себе»[2], исчерпывающее и полное описание которой крайне затруднительно, если даже не сказать совершенно невозможно.

Наступление современной эпохи гласности и отсутствие ярко выраженной идеологической, и во многом сугубо «патриотической» направленности в научно-исторической литературе, которая преобладала в советских изданиях до 1991 г., позволила нам взглянуть на указанную проблему совершенно по-новому, и затронуть в ней те ее аспекты, которые ранее находились за «семью печатями». Однако я вовсе не стремлюсь каким-либо образом минимизировать и ограничить значительные достоинства литературы Советского периода, совсем напротив, я отдаю огромную дань уважения тем авторам, которые при всевозможных ограничениях прошлой эпохи сумели так красочно, и так полномасштабно описать события Великой Отечественной войны, показать ту роль, которую сыграло в ней партизанское, народно-освободительное движение.

Влияние национальных идей среди поляков и белорусов в Западных областях Белоруссии за период Великой Отечественной войны было достаточно существенным. Это привело к созданию в середине 1939 г. двух течений, в основном польских по своему составу: правого, буржуазно-демократического толка, рассматривавшего на протяжении всей войны СССР и Германию то, как врагов, то как союзников, и левого, революционно – демократического, ориентированного большей своей частью на СССР, позднее ставшей основой польской армии.

Нужно сказать, что для всплеска национальных идей были определенные предпосылки и причины. Так, на территориях Западной Белоруссии «еще с декабря 1920г. польское правительство насаждает в пограничных районах с СССР так называемых осадников. Они выбирались из числа бывших военнослужащих-поляков, наделялись землей в размере 25 гектаров, получали сельскохозяйственный инвентарь и другую всестороннюю помощь от правительства. По данным на 2 декабря 1939 г. в Западной Белоруссии органами НКВД учтено 3998 [таких] семейств»[3]. Ввиду того, что осадники представляли благоприятную почву для всякого рода антисоветских действий, и в силу своего имущественного положения являлись безусловными врагами Советской власти, возникла необходимость их выселения вместе с семьями. В связи с этим, органами НКВД было арестовано 350 человек для использования на лесных разработках в СССР.[4] Перемены, которые произошли на этих территориях с приходом на них Красной Армии с осени 1939 г. не затронули в основном чиновников низшего звена и рядовых солдат, которых осенью 1939г. около 50 000 было отпущено на свободу.[5]

С осени 1940 г. панская земля полностью переходит под власть Советского государства, начинается коллективизация. «По идеологическим соображениям из школьных программ исключается изучение истории Польши, и на 50 % больше времени отводится изучению белорусского, русского языков, однако власть учитывает исторические особенности этого региона и пытается оказать положительное влияние на общественное мнение следующими действиями: так, например, осенью 1940 г. в г. Белостоке открывается драматический театр, помпезно была отмечена годовщина 85-летия со дня смерти Мицкевича, с этого же времени начинает выходить газета «Знамя свободы» на польском языке». [6]

Говоря об истории националистического партизанского движения, следует сказать, что с осени 1939 г., практически сразу после падения Варшавы возникают, две подпольные военные организации, буржуазно-демократической направленности первую создает бывший маршал Рыдз-Смиглы, которая называется: «Служба победы Польши» (SZP), а осенью 1939 г. по замыслу генерала Владислава Сикорского, который в Париже возглавляет эмигрантское правительство, она преобразуется в «Союз вооруженной борьбы» (ZWZ), позднее с января 1942 г. ZWZ будет переименована в Армию Крайова (АК), проводившую в жизнь под руководством ее лидера В. Сикорского буржуазно-националистическую политику лондонского эмигрантского правительства. Вся территория «Второй Речи Посполитой» была поделена на шесть округов, один из них «Белосток» охватывал всю Западную Белоруссию.

С лета 1940 г. военные округа структурно совпадают с бывшими воеводствами. Из директивы генерала Стефана Равецкого «Грота», впоследствии будующего командующего Армией Крайовой, коменданту округа «Белосток» следует: «В случае возникновения военного конфликта между Россией и Германией независимо от того будет ли СССР союзником Англии, позиции ZWZ должна остаться неизменной – сохранение прежних границ Польши, а в случае наступления Советских войск на Запад, быть готовым к проведению массовых диверсий и организации партизанской борьбы». Такая установка давалась за 8 месяцев до Великой Отечественной войны. Об этом также свидетельствует тот факт, что 26 февраля 1940 г. у задержанных при переходе границы в СССР из Румынии эмиссаров правительства Сикорского, братьев Жемерских изъята шифрованная переписка, в том числе инструкция № 1 которая, давала указание польской общественности об отношении к оккупантам как немецким, так и большевицким.[7]

Экономической основой польского сопротивления в определенной степени были иностранные золотовалютные поступления из-за рубежа, в основном из США. Так из США перечислялись крупные суммы золота в Лондон польскому эмигрантскому правительству в адрес Шерера (член национального польского совета), получаемые деньги пересылались затем в главный штаб коменданта Армии Крайовой генералу Буру, где фактически распределялись для подпольных организаций Армии Крайовой.[8]

Идея борьбы поляков на два фронта как против Советов, так и против Германии, имела значительную поддержку среди польского населения Брестской области. «С октября по июль 1940 г. функционировали 109 польских организаций объединявших 3231 участника, из которых 2904 были поляками, их активная деятельность в основном и определила будущую депортацию польского населения в глубь России»[9], когда в феврале 1940 г., была проведена массовая войсковая операция НКВД в Западных областях Белоруссии, в которой были задействованы 52 000 человек, и изъято 9549 семей (всего 49 239 человек), из которых погружено в вагоны 7745 семей (38 885 человек)[10]. При этом судьба 10 359 человек осталась неизвестна, что в определенной степени, также как и слухи о расстрелах польских офицеров под Катынью, провоцировало поляков на выступления.

С началом Великой Отечественной войны деятельность польского националистического подполья активизировалась. На оккупированных территориях Западной Белоруссии (Брестская область) с июня 1941г. действует несколько разрозненных подпольных организаций различной направленности, численностью в несколько десятков человек, это: «Союз вооруженной борьбы», «Военная национальная организация» и продолжавшая действовать еще с 1940 г. разведывательная группа «На Советы», которую возглавлял в Бресте бывший поручик Александр Куницкий, привлекший для работы группу служащих Брестской почты.

При этом среди польских лидеров в эмиграции появляются тенденции к некоторому пересмотру своих позиций в отношении СССР. Так 30 июня 1941 г. происходят переговоры между эмигрантским правительством и СССР закончившиеся подписанием соглашения о восстановлении отношений и взаимопомощи. Пункт 4 данного соглашения определял время и начало формирований польских частей на территории СССР. Численность польской армии первоначально определялась в 30 000 человек. СССР выделял на ее содержание заем в 65 млн. рублей, который в январе 1942 г. был увеличен до 300 млн. рублей. Кроме того, выделялось 15 млн. рублей безвозмездных пособий офицерам. К 25 октября 1941г. численность армии составляла уже 41 561 человек из них офицеров 2630.[11] И уже 4 декабря 1941г. И.В. Сталин и В. Сикорский подписывают декларацию о том, что войска польской республики расположенные в СССР будут вести войну с немецкими захватчиками рука об руку с советскими.[12]

Уже в конце июля 1941г. в Западной Белоруссии возникает молодежная организация «Редут», штаб которой возглавлял Збигнев Слочински, в его группу входили бывшие солдаты польской армии Виктор Голуб, Владислав Вестфалевич, Хенри Голуб, Болеслав Послушны. Поручик Виктор Голуб прибыл в Брест в конце июля 1941г. перед ним стояла задача установить контакты с действующими организациями. Осенью 1941г. Виктор Голуб погибает по дороге в Белосток. Девизом этой группы было «каждый сражающийся против немцев наш друг, наша цель свободная, независимая Польша». «В деятельности этой группы принимал активное участие и назначенный немцами первый бургомистр Бреста Брониковский Владислав, Галина и Люция Булгаковы, Вацлав и Леон Панасевичи, врач Казимич Пашкевич, ксенз Ежи Урбанович, Вацлав Скверчинский и другие»[13]. С сентября 1941 – по февраль 1942 гг. эта организация через ксенза Ежи Урбановича распространяла газету «Шанец» издававшееся тиражом до 200 экземпляров на множительном аппарате печатались и распространялись и радиосводки.

Однако внутренняя позиция польского националистического подполья по этому вопросу все еще оставалась весьма двойственной. Вот запись беседы полученная оперативным путем от 18 августа 1941г. министра иностранных дел Англии с польским послом в Лондоне «Сегодня днем по поручению генерала Сикорского со мной разговаривал польский посол о трудностях с которыми приходится встречаться польскому правительству в результате заключения советско-польского соглашения … поляки понимают, что превращение СССР в союзника несколько отбрасывает Польшу и польские интересы на задний план, соглашение скорее ослабило позиции Польши в отношении восточных границ».[14]

В октябре 1941 г. командование Союза вооруженной борьбы направляет в Брест трех своих представителей для объединения разрозненных подпольных групп и создания на их базе Полесского округа Армии Крайовой. Комендантом округа утвержден майор Станислав Добрски, заместителем Станислав Ковальски, начальник штаба майор Стефан Размарыновский, отдел разведки и связи Эмиль Маркевич, Виктор Гавульски, Ядвига Останевич. С весны 1942г. под руководством Станислава Добрского выпускается газета «Политческий обзор» и радио-бюллетень распространявшиеся в Бресте.

Попытки Советских подпольщиков наладить контакты с Армией Крайовой в 1942 г. не увенчались особым успехом, несмотря на все попытки секретаря подпольного горкома партии Серафимовича. Идейные расхождения в Армии Крайовой привели к тому, что сформированные на территории среднеазиатских республик СССР 6 пехотных дивизий численностью 73 415 человек, под действием слухов о катыньском деле, исходящих от лондонского (эмигрантского) правительства, были выведены генералом Андерсом на Ближний Восток. «Вывод закончился к августу 1942 г. было эвакуировано 75 491 военнослужащий и 37 756 членов их семей».[15] При этом стоит отметить тот факт, что именно независимая во многих отношениях национальная политика главнокомандующего Армии Крайовой В. Сикорского возможно и послужила причиной его гибели 4 июля 1943г. по пути с Ближнего Востока в Англию.[16]

С весны 1942 г. на территории Бреста и Малорите начинает действовать разведывательно-диверсионное подразделение «Веер». Эта группа имела радиостанцию, которую обслуживал Владислав Фокс. Брестский участок был разделен на три района, в каждом из них действовала своя группа, в основном на железнодорожных и шоссейных дорогах, на участках коммуникаций Брест – Пинск, и в южном направлении городов Холм и Ковель. Командиром этого района был Збигнев Слочински, под его руководством действовал отряд из 13 человек. В конце мая 1942 г. в Брестскую группу «Веер» влилась вновь прибывшая группа из шести человек, которая до сентября 1942 г. проводила диверсии на железных и шоссейных дорогах в районе Жабинки, Кобрина, Луница. Национальный состав группы «Веер» был интернациональным, в него входили не только поляки, но и русские, белорусы, украинцы и даже немцы. Так группе удалось установить контакт с капралом Олимпио Цурона, который служил в военной комендатуре Брестского железнодорожного узла, который поставлял информацию об эшелонах, проходящих через Брест.

Параллельно с действующим лондонским правительством в СССР из числа поляков весной 1942 г. создается «Союз польских патриотов» (ZPP). «Союз, – говорилось в программной декларации, – создан с целью объединения всех поляков проживающих на советских территориях без различия политических и религиозных взглядов для борьбы с Гитлеризмом».[17] ZPP 6 мая 1943г. обратился с просьбой к правительству СССР о создании новой пехотной дивизии. «Уже 29 мая в ней насчитывалось более 15 000 рядовых 173 офицера 1028 подофицеров. Первым ее командиром был назначен полковник Э. Берлинг».[18]

Политика оккупационных немецких властей, в отношении польских панов и осадников после оккупации Бреста была направлена первоначально на раздачу (возвращение) в личное пользование имения, однако вскоре немецкие власти объявляют эти имения собственностью германского государства, а их владельцев всего лишь администрацией. После этих мероприятий среди поляков начинается первое оппозиционное движение, а массовые аресты и зверства «освободителей» явились основной причиной для возникновения польской организации Армии Крайовой в Брестской области, во главе которой стоял Брониковский, полковник Понятовский, инженер Купич. К осени 1942 г. организация насчитывала уже около двух полков полностью вооруженных повстанцев. В Бресте находилось окружная польская националистическая организация, имеющая филиалы в Кобрине, Жабинке и др. местах, ее центр находился в Варшаве. Задача этой организации сводилась к готовности к борьбе по сигналу из центра как с немцами, так и Советским Союзом. «Многие члены этой организации проживающие в Бресте формально состояли на службе в немецких учреждениях. Брестская окружная националистическая организация дважды ликвидировалась немцами, первый раз осенью 1942 г. был арестован весь руководящий состав, только по Бресту за двое суток было арестовано около 700 человек».[19] С 3 по 10 февраля 1943г. гестапо арестовало, вторую группу участников польского подполья, в том числе и часть группы «Веер», были расстреляны начальник штаба Брестского участка Александр Кивале, бургомистр города Брониковский, ксенз Ежи Урбанович и другие, всего 24 человека. В конце февраля 1943 г. была раскрыта группа Юзефа Боруха, было арестовано всего 21 человек, 19 из которых 26 июня 1943 г. расстреляли.

Со второй половины 1943 г. вновь активизируется деятельность Армии Крайова. Во вновь прибывшую на Брестчину диверсионную группу «Кеды» вошли оставшиеся члены группы «Веер» и ряд вновь вступивших, всего около 35 человек, которыми руководил майор Ян Коваль. Значительная часть группы состояла из железнодорожников, в группе были и русские, общая численность группы была около 60 человек.

С ноября 1943 г. активизировалась диверсионная группа «Искра» в количестве около 10 человек. Осенью и зимой 1943-1944 гг. группа осуществила серию взрывов на железнодорожных станциях г. Бреста»[20]. Другая диверсионная группа «Союз возмездия» состояла из 30 человек, руководил ей Юзеф Фляга. В связи с приближением войск Советской Армии к Польше в Брест командованием Армией Крайова был направлен капитан Немирея, для организации радиосвязи. В январе-апреле 1944 г. Гестапо нанесло ощутимый удар по организации Армии Крайовой, были арестована и расстреляны несколько десятков человек, в том числе Евгения Енджиевская, ее дочь Мария и группа русских подпольщиков, погиб резидент Армии Крайовой Виктор Гавурский и его брат радист Генрих. 26 апреля 1944 г. немецкой разведкой был уничтожен почти весь штаб Полесского округа Армии Крайовой, который размещался в дер. Скоки в 13 км. от Бреста, а также в Бресте уничтожена вся группа «Искра».

С приближением Советской Армии к границам Польши главное управление «Смерш» докладывало, что «по показаниям арестованных польских офицеров: Милошевского К.А., Латоцкого Э.Г., Бобровницкого И.А., в этой зоне действует польская военная подпольная организация, которая готовит выступления против Красной Армии при подходе ее к границам Польши, либо в тылу, как показали арестованные со слов подпольного польского коменданта Ворокомского, поддерживающего связь с Лондоном формируются подпольные батальоны, которые должны стать в будущем ядром польской Армии».[21] Особый интерес для понимания остроты проблемы представляют специальные сообщения Л.П. Берии И.В. Сталину об итогах операции по разоружению солдат и офицеров польской Армии Крайовой. «По данным полков и соединений III Белорусского фронта принимавших участие в операции всего разоружено 7924 солдат и офицеров Армии Крайовой».[22] 9 ноября 1944 г. пишет Берия: «Докладываю, что по состоянию на 8 ноября арестовано активных участников Армии Крайовой и других подпольных организаций 1200 человек». Сообщение от 12 декабря 1944 г. «Вскрыто и ликвидировано 288 антисоветских польских и белорусских организаций».[23]

На основании агентурных данных, а также изъятых документов органами НКВД было установлено, что «Польское националистическое подполье» в Западных областях Белоруссии являлось основной частью Армии Крайовой, которое получало указания от эмигрантского правительства в Лондоне через Варшавский, Виленнский центр и было оставлена для подрывной работы против СССР.[24]

Кроме активистов Армии Крайовой действовали и польские группы просоветской ориентации, так называемой Армией Людовой. До осени 1942 г. из-за отсутствия радиосвязи ЦШПД они также управлялись из Варшавы. «Одной из первых групп этой направленности была организация жителей сел Жабинковского района Брестской области, которая сотрудничала с партизанскими отрядами Шиканова и входила в состав Жабинковского антифашистского комитета, самые многочислен-ные группы поляков были в отрядах Чернака, им. Чапаева, в бригадах «Советская Белоруссия», им. Дзержинского, им. Ворошилова».[25]

Левое крыло польского антифашистского сопротивления с января 1942 г. возглавляет созданная в СССР Польская рабочая партия (PPR), лидеры М. Новодко, П. Фиднер, В. Гамулкой, вооруженным авангардом этой партии и становится Армия Людова, на оккупированных территориях Польши создается шесть округов, для активизации вооруженного сопротивления.

Интересным является тот факт, что когда осенью «1942 г. на оккупированных территориях усилилось мародерство немцев, отряды армии Людова, совместно с крестьянскими отрядами самообороны (батальоны Хлопски) и местными ячейками Армии Крайовой выступили на защиту населения».[26] Важным фактом в польском движении сопротивления было создание левым блоком Польской рабочей партии 1 января 1944 г. Крайовой Народной Рады, то есть демократического парламента еще оккупированной страны, в противовес лондонскому правительству. Первым председателем стал Б. Берут. «Первым законодательным актом, юридически признавалась Армией Людова, как основной вооруженная сила польского народа. В составе Армии Людова в 1944г. в 17 бригадах и 69 партизанских отрядах воевало против немцев около 12 000 чел».[27] На последнем этапе войны Лондонское правительство направляет своим резидентам на местах для реализации так называемый план «Буря», суть которого сводится к тому чтобы, в момент отступления немцев до прихода Советских частей, захватить власть на местах и сделать это по возможности самостоятельно. Вторая часть плана рекомендовала на основе временного сотрудничества с частями советской армии, закрепить на местах делегатуры эмигрантского лондонского правительства. Однако поставленная задача, по плану «Буря», была сорвана органами советской контрразведки.

Таким образом, из всего вышесказанного, можно констатировать, что в движении сопротивления в Брестской области в период ВОВ принимали активное участие группы как антифашисткой, так и антисоветской направленности, часть которых (в основном польская по своему составу) влилась в ряды армии Крайовой и Армии Людовой. Характерно отметить, что до 22 июня 1941г. польское движение антифашистского сопротивления Армии Крайовой рассматривало СССР и Германию как общих врагов. На последнем этапе войны Армия Крайова заняла и пыталась развить национальную позицию в надежде на помощь Англии и США. Армия Людова, занимавшая изначально просоветскую позицию, явилась основой создания польской народной армии, которая вместе с советскими войсками вместе дошла до Берлина.

Примечания:

1. См.: Современный толковый словарь. М., 1997.
2. Кузнецов В.Н. Немецкая классическая философия. М., 2003.
3. Хаустов В.Н., НаумовВ.П., Плотникова Н.С., Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 – март 1946/Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. М., 2006. С. 38.
4. См.: Там же. С. 38.
5. См.: Сямашка Я, Армiя Краева на Беларусi. Минск., 1994. С. 11.
6. Там же С. 12-13.
7. См.: Хаустов В.Н, Наумов В.П., Плотникова Н.С., Лубянка. Сталин и НКВД- НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 – март 1946/Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. М., 2006. С.146.
8. См.: ГАРФ. Ф.9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 233- 236.
9. Сямашка Я, Армiя Краева на Беларусi. Минск., 1994. С 137-139.
10. См.: Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) о пленных поляках от 3 декабря 1939г./Цит. по Лубянка. Сталин и НКВД-НКГБ-ГУКР «Смерш» 1939 – март 1946. С.139.
11. См.: Внешняя политика СССР в период ВОВ. Документы и материалы, Т. I . М., 1946. С.138.
12. См.: Там же. С.192.
13. Кондак А.П. Памяць. Книга. 2. Минск., 1998. С. 117.
14 Очерки истории Российской внешней разведки, Т.6. М. 1967. С. 528-530.
15. Там же. С. 352.
16. См.: Великие тайны прошлого / Пер. с англ. 1996. – The Reader`s Digest Association, Inc. 1991. С. 196.
17. Zbiniewicz F. Аrmia Polska w ZSRR. Warszawa., 1963. S. 40.
18. Жилин П.А., Братство по оружию. М., 1975. С.138
19. Архив Комитета Государственной Безопасности Республики Беларусь (Брест) Т.2. С. 438
20. Кондак А.П, Памяц, Кн. 2. Минск., 1998. С.119.
21. Хаустов В.Н., Наумов В.П., Плотникова Н.С. Лубянка. Сталин и НКВД -НКГБ-ГУКР «Смерш». 1939 – март 1946/Архив Сталина. Документы высших органов партийной и государственной власти. М., 2006. С.410.
22. Там же С. 443.
23. ГАРФ Ф. 9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 103-107.
24. См.: ГАРФ Ф.9401. Оп. 2. Д. 68. Л. 103-107.
25. Жилин П.Н. Братство по оружию. М., 1975. С.110,115.
26. Там же. С. 348.
27. Там же. С. 127.

Вестник МГОУ. Серия "История и политические науки". 2007. № 2. С. 100-106.

Комментариев нет:

Отправить комментарий