понедельник, 6 февраля 2012 г.

Структура, социальный базис и проблемы финансирования FDP.

Михаил КЕРБИКОВ

Формальная организационная структура FDP регулируется соответствующим уставом. Высшим органом является ежегодно собираемый партийный съезд. Следующими по важности органами федеральной партии являются насчитывающая 144 члена главная федеральная комиссия («малый партийный съезд»), также, федеральное правление, состоящее из членов президиума, 24 заседателя и принадлежащие к партии федеральные министры, земельные руководители и комиссары ЕС.

Правом голоса на федеральном партийном съезде обладали: члены федерального правления, федеральной фракции и принадлежащие к FDP члены Европарламента; председатель федеральной уставной комиссии и председатели федеральных экспертных комиссий и названные ими представители; проверяющий счета (ревизор); представители зарубежных групп; члены исполнительного комитета Европейские либеральные демократы (ELD); члены федерального правления Молодых либералов, поскольку они являлись членами FDP. Федеральный партийный съезд, после объединения с восточными либералами в августе 1990 г.,  состоит из 662 делегатов. Из них 330 делегатов из числа членов земельных союзов и 330 делегатов распределенных из числа принимавших участие в последних выборах в бундестаг. 2 делегата выступают от зарубежной европейской группы. Остальные зарубежные группы посылают 2-х избранных представителей, однако те не обладают правом голоса.

Необходимо отметить, что членом FDP может быть не только немец, но и (с 1972 г.) иностранец. Условием вступления является: достижение 16 летнего возраста, проживание на территории распространения партийного закона (как правило, 2 года), признание основных правил и устава партии и не быть лишенным судебным решением гражданских прав или права избирать. Впрочем, членство в партии приобреталось и согласно земельным уставам[1].

Права и обязанности не прописаны буквально. Членство в FDP прекращается в случае смерти, выхода, вступления в другую партию или группу избирателей, юридическое поражение или лишение права занимать официальные должности, права избираться или участвовать в голосовании, перемена местожительства с территории распространения партийного закона на заграничное. Исключение происходит согласно §6 (нарушение партийного порядка): член партии только тогда может быть исключен, если умышленно нарушает устав или усилено нарушает основные положения или порядок партии и наносит тем самым ей тяжелый ущерб. Проступок особенно силен при нарушении судебной обязанности неразглашения тайны, при двойном членстве, при отказе от вступления или выхода из парламентской группы, при прекращении выплат задолженностей по взносам. Процесс исключения определяется федеральной арбитражной комиссией и земельными уставами.

Заданиями федерального съезда являлись: совещание и принятие решений по основополагающим политическим и организационным вопросам партии, избрание партийного президиума, принятие решения по отчету предвыборной комиссии, федерального правления и отчету ревизора, освобождение с должности федерального правления и его новые выборы, выборы членов федерального арбитражного суда и представителей в конгресс ELD.

В главной федеральной комиссии, как имеющие право голоса, состоят: 200 избранных членов (до объединения 145). Из них 100 из числа членов земельных союзов и 99 распределенных из числа принимавших участие в последних выборах в бундестаг. Сюда также входил один член от зарубежной европейской группы. Ее заданиями были: принятие решений по всем, возникающим в течение хозяйственного года, политическим и организационным вопросам, которые не решаются федеральным партийным съездом; выбор членов предвыборной комиссии на срок до двух лет; созыв председателей и заместителей председателей федеральной уставной комиссии; издание рамочных директив о порядке взносов земельных союзов и зарубежных групп; издание временного процессуального регулирования по назначению кандидатов на выборы в европейский парламент.

Федеральная канцелярия FDP в Томас-Делер-Хаус имет в своем распоряжении до 30 штатных сотрудников. Со времени партийного объединения 1990 г. федеральное правление содержит «Бюро Берлин» с 15 сотрудниками, сверх того 17 региональных уполномоченных по строительству партийной организации в новых федеральных землях. Личные расходы на 1989 г. составили около 2,7 млн. марок. Федеральная канцелярия подразделялась на три отдела «политика и интернациональные отношения», «пресса и работа с общественностью» и «организация». Те технические и организационные задачи, которые федеральная канцелярия по причине узости полномочий не могла выполнять, поручались внешним фирмам. Традиционно управление делопроизводством в федеральной партии, по сравнению с конкурирующими большими партиями, было слабо развито. Это связано частично с большим удельным весом земельных союзов, частично с ограниченным финансовым снабжением. Организация и занятие должностей в федеральном руководстве прерывались значительными колебаниями и сменами курса[2]. 

Федеральное правление состоит из: 1. президиума, а именно федерального председателя, федерального казначея, председателя фракции в бундестаге, пяти заседателей президиума, членов FDP выдвинутых из либеральной фракции Европарламента, генерального секретаря, который избирается на федеральном партийном съезде, по предложению федерального председателя; 2. из следующих 34 заседателей; 3. из принадлежащих к партии федеральных министров и глав правительств земель, также членов комиссии ЕС, состоящих в партии. Его заданиями являлись: принятие решений по всем организационным и политическим вопросам, в смысле постановлений федерального партийного съезда и главной федеральной комиссии, а также конгресса ELD. Президиум, согласно 4 п. §11 партийного закона, выполнял текущие политические и организационные задания федерального правления.

Должность генерального секретаря была введена в 1971 г. Ее занимали: с 1978 по 1982 гг. Г. Ферхойген, с 1982 по 1985 гг. И. А.-Швецер, с 1985 по 1988 гг. Х. Хаусман. В октябре 1988 г. новым генеральным секретарем была избрана Корнелия Ш.-Якобсен и оставалась им до объединения партий. Федеральный председатель или его заместитель являлся законным представителем федеральной партии согласно §26 гражданского кодекса.

Основание организационной структуры – устав партии, не оставался неизменным. Последний раз он был изменен 11 августа 1990 г. чрезвычайным партийным съездом в Ганновере, который осуществил объединение FDP, Союза свободных демократов, Немецкой партии форума и FDP в ГДР. Для объединения необходимо было создать правовые предпосылки с помощью изменения устава, поскольку слияние партий, как предусматривалось в партийном законе и федеральном уставе, могло иметь силу только на территории Федеральной Республики. Так как это объединение произошло раньше государственного объединения 3 октября, оно могло совершиться только через заявление партий ГДР о вступлении в FDP. Соответственно этому был изменен федеральный устав. Следующие изменения регулировались необходимостью, проистекавшей из объединения, особенно увеличением числа делегатов в федеральный партийный съезд и главную федеральную комиссию. В устав был включен раздел, позволяющий проводить особенные мероприятия, от уведомления об освобождении с партийной должности, до исключения из партии гражданина, если он «до или во время своего членства в партии доносил на противников тоталитарного режима или, злоупотребляя служебным положением, преследовал других» (§6 раздел 2). Этот параграф (Штази-параграф) и прочие относился к сотрудникам Министерства государственной безопасности и членам бывших партий Демократического блока ГДР, которые до объединения партий преследовали и доносили на противников режима[3].

Устав FDP разрешает образование экспертных комиссий и рабочих групп (§24) «по мере надобности разработки политических и организационных вопросов». Председатели комиссий созываются федеральным правлением. Здесь по существу речь шла о тех комиссиях, которые должны были компетентно помогать правлению и федеральной фракции в особых областях. Федеральное правление FDP 18 ноября 1988 г. в качестве особой доработки политических и организационных задач решило утвердить 12 федеральных экспертных комиссий по всем важнейшим политическим вопросам, две комиссии (по вопросам равноправия и семейной политике; пресса) и один кружок (либерализм и церковь).

Федеральные экспертные комиссии: 1. внешняя -, германская -, европейская - и политика безопасности (председатель М. Бангеман), 2. образование, наука и культура (В. Раш), 3. внутренняя и правовая (Г. Баум), 4. экономика, потребление и сообщение (Д. Фертш-Рёвер), 5. финансы и налоги (Х.-Ю. Ламанн), 6. питание и сельское хозяйство (Э. Хольстег), 7. городское строительство и жилищный вопрос (Р. Бьялас), 8. социальная сфера, молодежь, семья и здоровье (Х. Кемптен), 9. окружающая среда, территориальное планирование и региональное планирование (П. Менке-Глюкерт), 10. политика развития (Х. Хёппель), 11. исследования и технологии (К.-Х. Лерман),12. коммунальная политика (Х. Бентц).

FDP регионально подразделялась на 11 земельных союзов, соответствующие 11 федеральным землям. Следующей организационной плоскостью являются округа, районы и, наконец, местные союзы. Численный состав в этих подразделениях значительно колеблется. Так, например, на 1983 г. имелось 2 300 местных союзов[4]. После объединения с восточными либералами партия подразделяется на 16 земельных союзов, которые могут создавать подразделения в различных формах, согласно своим местным нуждам. Внутри государственной правовой границы земли может иметься только земельный союз.

В целом FDP являлась слабой в отношении численности членов партией с последовательно снижавшейся организационной степенью, а также слабым бюрократическим оснащением. Это было заметно, прежде всего, на ее финансовом положении. Партия непрерывно находилась в финансово напряженной ситуации. Членские взносы не играли для федеральной партии почти никакой роли, как показал, при подсчете прихода, на президиуме FDP в феврале 1982 г., федеральный казначей Ричард Вурбс. Членские взносы: 3 210 марок, возмещение расходов на предвыборную борьбу: 1 615 340 марок, прочие официальные средства: 133 000 марок, ликвидация резервных фондов: 5 598 618 марок, прочий приход: 298 255 марок. Однако членские взносы составляли существенную часть в нижних подразделениях партии, федеральная же партия финансировалась в первую линию из расходов на предвыборную борьбу, а также из пожертвований.

Развитие пожертвований для всех федеральных партий следовало из отчетных докладов с 1984 г. Изменения в 1983/84 гг. выглядели для отдельных партий довольно успешными. CDU: 40,3 млн. марок/24 млн. марок; SPD: 11,2 млн. марок/16,2 млн.; CSU: 17 млн. марок/12,4 млн.; FDP: 13,4 млн. марок/8,7 млн.; зеленые: 2,24 млн. марок/5,5 млн. марок[5].

То, что пожертвования происходили по большей части из «экономики», в FDP не ставилось под сомнение, но,  после аферы Флика – стало оспариваться. В ходе раскрытия аферы с партийными пожертвованиями, которая окончилась в 1987 г. приговором бывшему министру экономики Х. Фридериксу и О. Ламбсдорфу за уклонение от уплаты налогов, поток пожертвований начал заметно снижаться. В млн. марок: 1983 г. приблизительно 7; 1984 г. - 0,6; 1985 г. – 1,5; 1986 г. – 1,9; 1987 г. – 1,9; 1988 г. – 1,8; 1989 г. – 1,9. В 1984 г. долги федеральной партии составили 8,6 млн. марок, в 1985 г. – 7 млн. и в 1986 г. - 8,2 млн.

Вследствие аферы Флика важнейшие источники пожертвований FDP к середине 80-х годов почти полностью иссякли. Финансовое положение партии, как на федеральной арене, так и на земельном уровне приняло катастрофический характер. Только для федерального объединения долговой груз, осенью 1985 г., составлял 8 млн. марок. Последствием такого развития стало то, что партия не могла больше возмещать своим членам расходы на поездки на федеральные комиссии и другие объединения. Таким образом, внутрипартийное волеизъявление еще больше сконцентрировалось в боннском объединении, в особенности в федеральной фракции. На своем заседании от 23 сентября 1985 г.  федеральное правление FDP выработало оздоровительную концепцию, содержащую такого рода накопительные мероприятия, что к 1989 г.  бюджет должен был выправиться от 6,4 млн. до 7 млн. марок. С этого года банковские долги партии должны были погашаться. Концепция оздоровления исходила из того, что партия получит на федеральных выборах 1987 г. 8% и 6% на европейских выборах. Инициатива федеральной партии по членским отчислениям вызывала прежде только воздержанный отклик. С сентября 1985 г. федеральному казначею поступило 350000 марок.

Финансовое укрепление федеральной партии объяснялось упорядочением затрат и ограничением издержек, которые впервые в 1987 г. устанавливались федеральным правлением в среднесрочной концепции финансового планирования. Кроме того,  имелось государственное финансирование партий, которое стабилизировало доходы федеральной партии. Прежде всего доходы от «выравнивания шансов» (1988 и 1989 гг. – 2,7 млн. марок) и доходы от возмещения затрат на предвыборную борьбу (1988 г. – 5,8 млн. марок; 1989 г. – 12 млн.)  заложили финансовое оздоровление FDP на длительный срок. Совокупные доходы партии росли и в отношении членских взносов (1988 и 1989 гг. – 0,8 млн. марок), а также пожертвований[6].

История партий всегда бывает связана с многочисленными сопутствующими организациями: женскими и молодежными союзами, объединениями средних слоев, организациями пенсионеров, социальными комиссиями, коммунальными объединениями, содружествами работодателей и профсоюзами. Организационное положение FDP отмечалось тем, что она в отличие от других боннских партий не имела в своем распоряжении сети сильных сопутствующих (Nebenorganisation) и суборганизаций.

Особое значение в прошлом имела организация Немецких молодых демократов (DJD или Judos), которая, несмотря на свою самостоятельность, оставалась близко стоящей к FDP, представляя de facto  молодежную организацию FDP.  DJD объединяли в основном служащих, студентов, учащихся представителей интеллигенции, выходцев из средних слоев в возрасте от 14 до 35 лет. Основанная 26-27 апреля 1947 г. в Гейдельберге, она насчитывала около 26 000 членов (1977 г.) – при этом около 50% сторонники партии – были важнейшим направлением для рекрутирования и численного роста партии (председателями DJD были, например, В. Мишник и Г. Баум). В 1950-е годы этот союз еще расценивался как совершенно конформистский и консервативный, хотя уже тогда он задавал важный импульс для восточной политики FDP. В 70-х годах DJD активно поддержали «восточную политику» социал-либерального правительства ФРГ, установили многообразные контакты с молодежными организациями стран социализма, выступали за разрядку, за углубление сотрудничества с социалистическими странами на основе совместной борьбы за мир и международную солидарность. Лишь под впечатлением студенческого движения Немецкие молодые демократы сознательно удалилась от материнской партии, и осознали себя как радикально демократическое молодежное объединение, бывшее в большей степени социалистической силой. Связь с внепарламентской оппозицией с тех пор привела молодых демократов к антикапиталистической и критической по отношению к парламентаризму позиции. Все это перед лицом коалиционной политической дезориентации материнской партии с 1980 г. вело к резкому внутрипартийному конфликту. После раскола социал-либеральной коалиции, молодые демократы решили порвать с материнской партией. На своем чрезвычайном съезде в ноябре 1982 г. они приняли решение об отходе от партии и об изменении устава организации, откуда были вычеркнуты основные пункты, указывающие на сотрудничество с FDP. На Фрайбургском партийном съезде в январе 1983 г. данная молодежная организация, «причина вечных страданий FDP»,  была вычеркнута из устава[7].

Несмотря, на политические контроверсии,  FDP  все же сформировала свое молодежное объединение. В ноябре 1980 г. образовался широкий круг, главным образом из экономического крыла партии, под названием Молодые либералы (JL или сокращенно «Julis»), который выкристаллизовался в новую молодежную организацию FDP и с 1983 г. выступал как наследник DJD. Относительно быстрое признание Молодых либералов было, безусловно, продуктом «поворота». Хотя и в стане JL раздавалась критика FDP за «урезанную молодежную программу» и угрозу «превращения FDP в партию пенсионеров»[8]. Членом федерального союза Молодых либералов можно было стать с 14 лет, или если еще не исполнилось 35 лет, и, не являясь при этом членом конкурирующей молодежной организации. По словам члена SPD С. Хайде: «Какой мотив могут иметь сегодня молодые люди, чтобы вступить в FDP? Быстрые деньги и быстрая карьера – больше ничего другого не приходит в голову»[9].

Федеральный союз Молодых либералов руководится, состоящим из 30 человек федеральным правлением, которое избиралось, по мере надобности, федеральным конгрессом на один год. Он состоял из 200 делегатов, которые избирались действующими земельными организациями на один год. Федеральный конгресс имел место, по меньшей мере, один раз в год. Кроме того, Молодые либералы имели расширенное федеральное правление, которое состояло из членов федерального правления и по одному представителю от земельных организаций, которые избирались в него согласно земельным уставам. Расширенное федеральное правление собиралось по мере надобности для решения политических и организационных вопросов. По основным политическим вопросам JL стояли на позициях FDP, поддерживали стремление лидеров партии представлять FDP в качестве гаранта преемственности курса на развитие диалога между востоком и Западом. Высказывались за разоружение, углубление процесса интеграции в Западной Европе, в рамках которой, по мнению организации, было возможно решение «германского вопроса». По ряду проблем мировой политики JL выступали с собственными заявлениями, зачастую отличавшимися от линии партии. В частности, на съезде в апреле 1986 г. JL высказались против программы СОИ и участия в ней ФРГ. Опираясь на традиции либерализма, JL выступали в защиту прав человека, резко критиковали их нарушение в различных странах и регионах мира. В области экономики Молодые либералы, отстаивая принципы свободного предпринимательства, придерживались концепции «экологического рыночного хозяйства», подчеркивали необходимость уменьшения доли государственного планирования в экономике страны.

JL согласно подсчетам располагали на 31 декабря 1990 г. 10 000 членов, со средним возрастом 22 года. После того как 8 декабря 1990 г. произошло воссоединение с возникшим за год до того в ГДР Молодым либеральным действием (Junge Liberale Aktion – JuliA), Молодые либералы стали, представлены в 16 федеральных землях.

Зимой 1945/46 г. возникла первая группа высшей школы Либеральный студенческий союз Германии (LSD), который к концу 1961 г. насчитывал 800 членов. Он был, как и DJD, формально независимый от партии и по началу ориентированный вполне лояльно. Уже осенью 1960 г. между FDP и LSD начались противоречия из-за «левого курса», которые на протяжении 60-х только обострялись. В то время Либеральный студенческий союз играл роль протагониста курса народных партий и предупредил многое, что позднее программно, концептуально и политически составило «новый курс» FDP. События 1966 г., процесс изменения FDP и внепарламентская оппозиция, обрушили ЛСС. В качестве ее последователя выступил, созданный в 1972 г., Либеральный союз высшей школы (LHV). Однако он влачил жалкое существование между своими социалистическими и другими спонтанными конкурентами, пока не был интегрирован в уже ослабевшее студенческое движение, как антикапиталистический и экологический элемент.

Основанный в мае 1958 г. Фонд имени Фридриха Наумана (FNS), является организацией теснейшим образом связанной с партией, персонально и политически. Финансируемый государством фонд, выполняет для партии общеполитическую образовательную работу, также занимается интернациональными контактами. В 1967 г. возникла «Академия Теодора Хойса» в Гуммерсбахе, являющаяся образовательным центром фонда. В 1979 г. фонд получил около 25 млн. марок пособия от государства, это более чем могла занести в свои учетные книги FDP. Бюджет на 1983 г. охватывал общих расходов более чем на 57,2 млн. марок. Согласно смете средства направлялись на «проекты в городах третьего мира»: 27,7 млн. марок, «центральные задачи внутри страны и за границей»: 8,9 млн., «семинары и мероприятия Академии»: 6,5 млн., «проекты в развивающихся странах»: 5,3 млн., «поддержка учебы и стипендии»: 4,7 млн., «исследования и публикации»: 2,1 млн., «архив немецкого либерализма»: 2,0 млн. Фонд Наумана был представлен в 9 федеральных землях, кроме Берлина и Саарланда, в виде земельных фондов и поддерживал с 1984 г. 31 заграничный проект, прежде всего в Африке, юго-восточной Азии и Латинской Америке. Общие доходы фонда возросли с 39 млн. марок в 1988 г. до 46 млн. в 1989 г., и почти до 52 млн. в 1990 г. В сравнении с доходами всей FDP составлявшими в 1987 г. 45,5 млн. марок, в 1988 г. – 34,1 млн. и 1989 г. – 45,5 млн. фонд расходовал намного большие средства. В 1990 г. фонд израсходовал (только во внутригосударственной сфере) 17,8 млн. марок на центральные, технические службы и строительные мероприятия, 17 млн. на образовательно-политическую работу, 6,9 млн. на поддержку талантов, 2,9 млн. на исследования, планирование и архив, 0,9 млн. на публикации и работу с общественностью. Кроме того, 6,1 млн. марок ушло, в форме образовательных и информационных мероприятий, в новые федеральные земли. С помощью сотрудников на местах и дополнительного бюро в Берлине, фонду, по некоторым данным, удалось провести, в пяти новых землях,  до 150 семинаров и выставок с почти 6 000 участников. Внутри страны работало в 1990 г. 232 сотрудника (1988: 163, 1989: 198).

В зарубежной сфере деятельности расходы также увеличивались с 37,4 млн. марок в 1988 г. до 39,1 млн. в 1989 г. и 45,3 млн. в 1990 г. Регионально зарубежные расходы в 1990 г. подразделялись на 14,3 млн. в Америку, 12 млн. в Азию, 10,3 млн. в Европу/Израиль и 8,6 млн. в Африку. Если смотреть по секторам, то 15,6 млн. пошли на обучение взрослых, 15,2 млн. на организации самопомощи, 5,9 млн. на «Политический диалог», 4,5 млн. пошли на развитие и поддержку средств массовой информации, 3,8 млн. на государственно-правовую сферу и права человека. В зарубежной секции фонда в 1990 году работало 68 сотрудников (1988: 57, 1989: 50). Сложным местом работы фонда в 1990 г. была Средняя – и Юго-Восточная Европа. Фонд поддерживает бюро в Будапеште, Праге, Братиславе и Варшаве. В 1991 г. фонд из министерства иностранных дел получил в распоряжение 2,4 млн. на работу в Средней, – Юго-Восточной – Восточной Европе и 0,6 млн., из федерального министерства, на развитие совместной экономической работы.

Кроме названных организаций, следует также упомянуть следующие: «Экономико-политическое объединение» (WSV), понимаемое скорее как союз «поддержки рыночно экономических интересов», чьей преобладающей функцией стало финансирование партии. Только в Берлине существующее «Свободное демократическое благосостояние» (FDW), также регионально ограниченное Северной Вестфалией, Гессеном и Берлином «Федеральное рабочее объединение либеральных родителей и воспитателей» (BALEE), «Объединение либеральных юристов», «Объединение либеральных коммунальных политиков» (VLK), и «Либерально-католический рабочий кружок», играют все вместе как внутри партии, так и вне,  весьма ограниченную роль, если они вообще являются активными[10]. FDP является членом «Мирового либерального союза» и Федерации либеральных и демократических партий Европейского Сообщества.

FDP не имела определенного, организационно или политически оформленного, первичного, союза интересов. Схему «Объединение немецких профсоюзов (DGB) стоит близко к SPD» или «католическая церковь стоит ближе к CDU/CSU» нельзя аналогичным образом переносить на FDP. Хотя FDP рассматривается и сегодня как «предпринимательская» – или «партия служащих», было бы не верным, классифицировать Союз немецкой промышленности или Союз государственных служащих, как стоящие близко к FDP организации. Большие объединения в ФРГ не являются ни формально, ни политически, однозначно соотносимыми с определенными политическими партиями, хотя бы потому, что их возможности влияния и интересы должны соблюдаться независимо от смен правительства. Правда, с помощью определенных критериев, таких, как личные связи и партийное финансирование, можно наблюдать близость партий и определенных организаций. Личное представительство интересов индустрии или среднего класса в стороне FDP относительно сильнее в весе, чем в CDU/CSU[11].

Властные внутрипартийные отношения и процесс волеизъявления в течение развития FDP всегда претерпевали изменения. Уже возникновение федеральной организации последовало относительно позже – центральный партийный аппарат вообще возник в связи с первыми федеральными выборами, прежде всего, южно-немецкие союзы партии долгое время настаивали на очевидно федеративном партийном строительстве, со слабым партийным руководством, как чисто координационным органом.

О численности и динамике членов на протяжении длительного времени не было точных данных. Ни в федеральной партии, ни в земельных союзах не имели, с небольшим исключением, членских билетов. Статистика членов велась, если вообще велась, исключительно на уровне районных объединений и делалось это для отчета руководству, в связи с наделением правами делегатов на партийные съезды, причем в случаях превышенного членского состава, чтобы соблюсти лимит делегатов.

С 1973 по 1981 г. можно фиксировать непрерывную тенденцию к численному росту. Между 1981 и 1987 г. FDP претерпела солидные потери – около четверти членов. Эта потеря последовала за развалом коалиции с SPD. Вообще членский состав на протяжении лет, до 1984 г., вполне мог переоцениваться. Земельные союзы давали завышенные цифры, поскольку мандаты на федеральный партийный съезд выдавались на основе подсчета членов. Только лишь с 1984 г. каждый земельный союз стал обязанным отчислять в федеральное объединение по 1 марке от члена, что привело к исправлению членских билетов. О перемещении членов партии, главным образом в связи со сменой правительства в 1982 г., не имеется гарантированных данных.

О структуре членов FDP до объединения с восточными партиями имеются данные за 1977 и 1983 гг. В 1977 г. по поручению проектной группы «организационная реформа» был проведен репрезентативный опрос членов. Опрос районных председателей FDP состоялся уже после «поворота» между концом сентября и серединой ноября 1983 г. Тенденции и сдвиги структуры членства между 1977 и 1983 гг. все-таки были рассмотрены. Опрос сверил профессиональный состав вышедших и вновь, с 31 августа 1982 г., вступивших членов. Результат получился следующим: «рабочих (чье число и без того очень невелико) больше вышло, чем вступило. Средних служащих и чиновников больше вышло, чем соответственно вступило. Увеличилось доля руководящих чиновников и служащих, чей выход (14%) противостоял числу вступивших (16,1%). Яснее выглядит тенденция в отношении самостоятельных средних слоев: доля вышедших (8,1%) противостояла числу вступивших (15,9%); подобное происходило и в отношении представителей свободных профессий. Доля учащихся школ, техникумов и Вузов находилась на отметке только в 6%, доля пенсионеров упала до 10,7%. В этих цифрах отразилось то развитие, которое было описано в прессе как «проникновение в FDP маклеров и художников»[12].

В соответствии с этими данными 23,4% членов составляли женщины, хотя только 5,7% руководителей кругов были женщинами. С 1980 по 1983 гг. число молодых членов, до 35 лет, сократилось с 24,9% до 22,3%. В данный промежуток времени уменьшилось число рабочих, также и доля средних служащих и чиновников. После поворота FDP смогла привлечь более 30% представителей старого среднего класса. Это имело следующие последствия: по оценке председателей кругов, в их объединениях политическое местоположение в 29,3% случаев сместилось вправо, в 0,9% влево, в то время как у почти 60% окружных объединений не произошло смещения политической ориентации[13].

В области политического участия председатели районов отметили, что очень активных членов - 10,5%, активных – 14,5%, мало активных – 20,3% и не активных – 54,7%. Степень активности вырастает обратно пропорционально величине районного союза. Во время опроса попытались добиться ясности касательно общественных отношений, внешних контактов и партнеров по диалогу. «С какими союзами, обществами и другими организациями вступают в контакт районные союзы: часто, случайно, редко или вообще никогда?». Сообразно с этим, члены районных союзов, часто вступали в контакт со спортивными объединениями (20,3%), гражданскими и патриотическими объединениями (12,8%), экологическими организациями (12,2%) и гражданской инициативы (11%), районными союзами ремесленников (10,7%). Профессиональные организации обладали 31,1%, промышленные союзы 29,3%, профсоюзы, входящие в DGB 25,4%, профсоюз немецких служащих (DAG) 12,8% и женские организации 20,9%. 26,6% опрошенных указали на контакты с евангелической, и только 15,8% на контакты с католической церковью.  Связи партии с профсоюзами и большими христианскими церквями слабо развиты.

Более содержательным стал опрос председателей районов. Он позволяет сделать набросок относительно средних руководящих слоев FDP. В соответствии с опросом: средний возраст председателей был 37 лет, число католиков ограничилось 23,9%, большое число продолжающих обучение – 61%. В средних руководящих слоях было сильно представлено чиновничество: с 35,5% чиновники превосходят число служащих, которые составляют 27,5% председателей, а также самостоятельных, которые с 31,1% представляют собой заметное явление. 30,7% районных председателей FDP избирались на свою должность сроком максимум на 5 лет. Правда, необходимо учесть то, что в 1982 и 1983 г. вследствие политической смены FDP треть всех председателей была избрана заново. Председатели являются, как правило, людьми «мультифункциональными», то есть имеющими несколько общественных поручений.

На 1986-87 гг. 44% членов FDP составляли служащие и чиновники, около 20% самостоятельные и имеющие частную практику, рабочих было 5%, число школьников и студентов, то есть тех, кому нет 35 лет, также относительно высоко – 9%, пенсионеров – 12%, домохозяек – 9%. По сообщению федерального председателя число женщин занимающих руководящие места в партии следующее: около 14,2% в федеральном правлении, 30,7% в президиуме, на земельном уровне 11,7% в Бремене и 35,7% в Гамбурге. В новых федеральных землях женщины занимали 5,5% в Саксонии и 26,3% руководящих позиций в Бранденбурге.

Итак, весь социальный базис FDP можно разделить на ряд групп в зависимости от их влияния на деятельность партии. Во-первых, в FDP с самого начала оказались представленными элементы монополистических кругов. В 1970-е гг. сформировалась группировка с участием О. Ламбсдорфа, Х. Фридрихса и некоторых других деятелей. Влияние монополий это и финансирование партии. Во-вторых, в рядах FDP оказались представленными или же поддержали партию, не связывая себя с ней организационно, «независимые предприниматели», то есть люди, занимающие самостоятельное и видное положение в экономике страны. Эта группа имела свои специфические интересы, которые осуществить или сделать заметными в рамках CDU/CSU является затруднительным делом. Прямо и косвенно данная группа была связана с монополистическими кругами, поэтому провести между ними четкую границу в политике трудно. Интересы этой группы в рядах FDP выражали в основном О.А. Кохут, В. Борм, В.М. Радемахер, Р. Маргулис, Ф. Миддельхауве и некоторые другие. В-третьих, группа, функционально и экономически связанная с первыми двумя. Она представлена лицами свободных профессий и особенно юристами, имеющими собственные бюро и конторы, обслуживающими промышленный, банковский и торговый капитал. Эта группа была достаточно неоднородна, дифференцирована, ее фракции могли даже враждовать между собой. В политике эта группа часто выступала мастером компромиссов, способным к лавированию. К числу ее представителей в FDP относят В. Шееля. Г.-Д. Геншера, В. Мишника, М. Бангемана и других. В-четвертых, группа чиновников федерального и земельного уровня. В нее входили специалисты государственных служб, являвшиеся членами FDP или поддерживавшие ее как партию середины, поскольку не желали ставить свое положение в зависимость от смены у власти CDU и SPD. Это была часть государственной бюрократии, связанная с экономикой. Группа балансировала, склоняясь, то к CDU/CSU, то к SPD. Вместе с тем она была фактор стабильности государства, а, следовательно, и FDP. Она избегала резких поворотов. Группа была сильна не выдающимися лидерами, а относительной монолитностью своей массы, занимая в FDP срединное положение. Из нее выходили прагматичные политики, такие как Э. Менде, И. А.-Шветцер. В-пятых, в FDP всегда была заметна, особенно идеологически, группа представителей культуры, науки и системы образования. Их предрасположенность к либеральной партии была в некотором роде традицией. Среди них можно назвать Р. Дарендорфа, Д. Юргена. В-шестых, тесно примыкая к академическим кругам FDP, зачастую самостоятельную политическую роль играли группы молодежи из средних слоев, главным образом учащиеся. Здесь можно назвать Г. Вестервелле.

FDP в сравнении с SPD и союзными партиями, изначально, имела ограниченную плотность членов. После конца социал-либеральной коалиции FDP потеряла почти четверть своих членов. Хотя, с 1969 по 1983 гг. партия приобрела более чем 50 000 новых членов, общей состав членов, в данный промежуток времени, вырос только на 25 000. Почти 25 000 членов в это же самое время покинули FDP; по оценке партии 10% (6900 членов), как неизбежное последствие смены коалиции. Из них 1 500 ушло в SPD, 2 500 к недавно образованным Либеральным демократам. На 31.12.1989, перед объединением с восточными либералами, FDP имела 65485 членов, Молодые либералы 7200[14].

Ограниченная плотность членов особенно доставляла проблемы местным объединениям, так как они со своими средними масштабами не могли в полной степени справляться со специфическими заданиями. Сложности проявлялись в сфере коммунальной политики, активизации членов, работы с сочувствующими и избирателями. С другой стороны, ограниченная плотность членов вместе с федерализацией и пониженной бюрократизацией, предоставляла партийной организации относительно большую личную и политическую гибкость. Молниеносную карьеру (например, В. Майхофер, Р. Дарендорф) можно было допустить только в FDP. Для активных членов доступ в нижние и средние органы партии, не только с совещательным, но и с правом решающего голоса, оставался относительно открытыми. В федеральном партийном съезде мог принять участие каждый член. Федеральные и земельные экспертные комиссии формировались, прежде всего, для выработки программных документов. На земельном уровне они были открыты для любого интересующегося члена парии. Коммунальные и фракционные правления заседали открыто. Все же одновременно с этим в довольно узкой партийной верхушке (президиум, министры, фракционное правление), как и в других партиях, наблюдались сильные процессы окостенения. Из-за этой концентрации власти на вершине руководства и частого участия в правительстве FDP, ее также называли «партией министров».

Федеральная партия работала как стропильная конструкция почти самостоятельно действующих земельных партий, земельные союзы Северной Вестфалии и Нижней Саксонии, на основе их численной и финансовой силы, оказывали доминирующее влияние на партию в целом. «FDP традиционно, сильно, закреплена на юго-западе страны; кроме земельного союза Баден Вюртемберг чрезвычайно важным является союз в Северной Вестфалии, поскольку он один выставляет почти четверть делегатов на федеральный партийный съезд»[15]. Даже в 1990-е гг. земельный союз Северной Вестфалии посылал большинство делегатов (110) на федеральный партийный съезд. Пять из 9 партийных председателей вышли из Северной Вестфалии, три из Баден-Вюртемберга, один из Баварии.

Как влиятельнейшее объединение на федеральной арене фракция FDP была учреждена еще в 1950-х годах. Поскольку многие руководящие земельные политики принадлежали фракции, то она и ее правление взяли на себя внутрипартийные интеграционные функции. Во время фаз образования новых правительств и коалиционных кризисов федеральная фракция FDP совместно с федеральным правлением партии осуществляли решающий «перевод стрелок». Этот «перевод» существенным образом определял политику федеральной партии и снова подтверждал то, что «фракция является гравитационным центром процессов принятия решений в коалиционной политике»[16]. Главным действующим лицом смены коалиции в 1982 г. были фракция и федеральное правление, федеральный партийный съезд лишь легитимировал осуществившиеся решения задним числом. Вес, облик и престиж FDP как правящей и коалиционной партии на федеральном уровне при электоральной слабости земельных партий укрепили в 1970-80-е гг. позиции федерального правления. После увеличения федерального правления вследствие процессов объединения в августе 1990 г. и изменения устава, наблюдалось изменение веса в пользу президиума партии. Партийное правление, не связавшее это увеличение с прибавлением задач, потеряло влияние на процессы формирования воли и принятия решений.

Как собственно руководящий орган выделился президиум, в который входят все министры и фракционная верхушка. Здесь теперь подготавливались и выдвигались все важнейшие политические решения. Соответственно этому фракция, после выборов в бундестаг 1990 выросшая на 79 депутатов, также потеряла политический вес.
       
Это теоретически состоятельно обоснованное, но все-таки ложное утверждение, что если партийная организация в Федеральной Республике отрывается от своей социальной опоры, то в случае успеха обходится только своими представителями в парламенте и правительстве. Во-первых, в большинстве партий – в FDP собственно – все ориентировано прямо или косвенно, на организационно теоретическую активность, и на то, чтобы добиться представительства партии в парламенте или правительстве. Во-вторых, парламентские фракции, а также члены правительства фактически являются частью партии, что связано не только с внутрипартийным волеизъявлением, но также и с распоряжением партией возникающими организационными и финансовыми мощностями. Следующий вопрос в том, разделяется ли формально юридически это фактическое сцепление между конституционными органами и партийным аппаратом. С 1980 г. общественность начинает критически рассматривать финансирование партий. И с этого времени, парламентские фракции прилагают особые усилия по осуществлению своей организационной и финансовой поддержки партий в юридически неуязвимых формах. Общественно научный анализ партийной действительности должен все-таки покоиться не на воспроизведении формальных структур, а скорее должен иметь в виду фактические и неформальные отношения[17].

В FDP, в любом случае, организационная работа являлась и является также одновременно прямой или опосредованной предвыборной работой. Настоящий смысл всей организации состоит в участии на выборах и в занятии по возможности более влиятельных позиций в конституционных органах. Это совершенно естественно, что FDP принимает участие во всех федеральных и земельных выборах. Также мало необыкновенного в том, что была вызвана широкая внутрипартийная волна возмущения, когда в декабре 1984 г. окружное объединение Берлин-Тиргартен приняло решение, «из принципа самоуважения» не принимать участия в берлинских выборах в палату депутатов и в собрании округов. Таким образом, окружное объединение выражало протест против политики поворота.

Таким образом, внутрипартийная оппозиция против поворота FDP, большая волна выходов из партии 1982-83 гг. и плохой имидж партии в общественности этого времени, сделали все же ясным, что FDP организационно слаба, что она в одиночестве не может обеспечить гладкого преодоления своих кризисов. Общая слабость членской базы FDP, усилившаяся из-за процесса перемещения членов, объяснялась, в сравнении с SPD и союзными партиями, ее низким организационным закреплением и отсутствием, в отличие от других боннских партий, сети сильных сопутствующих и суборганизаций. По своему социально-структурному составу FDP была и остается  буржуазной партией, рабочие представлены в ней очень ограниченным числом. Более высокий социальный статус ее избирателей отчетливо отличал FDP от других больших партий. Вследствие этого избирательный потенциал FDP был ограничен не только социально, но также и количественно. Кроме того, личное представительство интересов индустрии или среднего класса, бывшее относительно сильнее в весе, чем в CDU/CSU, имело один весьма негативный аспект, поскольку соответствующие объединения, в опасных ситуациях для своего влияния, смотрели скорее в сторону более крупных партий.

Примечания:

1. Ozlog G., Liese H.-J. Die politischen Parteien in Deutschland. München, 1995. S. 146.
2. Mintzel A. Parteien in der Bundesrepublik Deutschland. Opladen, 1992. S. 303.
3. Ibid S.301.
4. Die neue Bonner Depesche, 1984 №3, S. 4.
5. Der Tagesspiegel, 19.10.1985.
6. Wewer G. (Hrsg.). Parteifinanzierung und politische Wettbewerb. Opladen, 1990. S. 195-234. u. Hübner/Rohlfs. Jahrbuch der Bundesrepublik Deutschland 1987/88. München, 1987. S.346.
7. Frankfurter Allgemeine, 31.01.83.
8. Frankfurter Allgemeine, 25.01.83.
9. Simonis H. Kein Blatt vorm Mund. Für eine aktive Bürgergesellschaft. Hamburg, 1997. S. 232.
10. Henning F. Die Liberalen, Porträt einer Partei. München, 1982. S. 82-85.
11. Dittberner J. FDP – Partei der zweiten Wahl. Ein Beitrag zur Geschichte der liberalen Partei und ihrer Funktionen im Parteiensystem der BRD. Opladen, 1987. S. 93.
12. Mintzel A. Parteien in der Bundesrepublik Deutschland.  S. 310.
13. Dittberner J. FDP – Partei der zweiten Wahl. S. 95.
14. Der Spiеgel, 25.3.1991.
15. Tempel K.D. Die Parteien in der BRD und die Rolle der Parteien in der DDR. Düsseldorf, 1987. S.150
16. Politische Vierteljahresschrift, Jg.8 (1967) №1. S. 103.
17. Dittberner J. FDP – Partei der zweiten Wahl. S. 100.

Государство. Общество. Религия: Проблемы всемирной истории: сб. науч. тр. Ярославль: Яросл. гос. ун-т, 2007. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий