понедельник, 12 марта 2012 г.

Проблема националистического движения на территории Брестской области в период Великой Отечественной войны

Екатерина САВИНОВА

Тема данной работы: «Проблема националистического движения на территории Брестской области в период Великой Отечественной войны (ВОВ)» является достаточно актуальной в свете современных событий, представленных тенденциями к историческому сближению двух, некогда единых в пространстве СССР, братских государств: России и Белоруссии. Следует сказать, что националистическое движение в период ВОВ представляет собой крайне проблематический, сложный и многоплановый исторический феномен. Брестская область является регионом, в котором в период ВОВ, как в неком «плавильном котле», оказались включенными белорусы, русские, украинцы, поляки и многие другие народы. Под термином «ПРОБЛЕМА» (от греч. problema – задача) в моем случае следует понимать противоречивую ситуацию, выступающую в виде противоположных позиций в объяснении каких-либо явлений, объектов, процессов и требующая адекватной теории для ее разрешения[1]. Термин «НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОЕ» означает в основном польское подполье, сформированное большей своей частью по национальному признаку, имеющее в своей основе определенные идейные национально-государственные тенденции, взгляды которого в отношении Советской власти и фашистской Германии, на протяжении всего периода ВОВ, были весьма различными и часто меняющимися.

четверг, 8 марта 2012 г.

"Ждань" и "коммунары" (конец 1980-х гг.)

Сергей БЕЛАНОВСКИЙ

Данная статья написана на основе материалов исследования, проведенного в в 1987-1989 гг. группой в составе заведующего лабораторией ИНП РАН С. Белановского и студентки журфака МГУ В. Писаревой. Первоначально данная работа была задумана как исследование известной благодаря публикациям в широкой печати подростково-молодежной субкультуры подмосковного города Люберцы. Главная цель исследования заключалась в описании данной субкультуры, а также в том, чтобы проследить причины и условия ее формирования. По ходу работы тема была расширена, и наблюдение велось также за некоторыми другими агрессивными подростковыми субкультурами. В данном очерке внимание будет уделено двум сообществам данного типа – территориальной группировке в районе метро «Ждановская» («Ждань») и «коммунарам».

среда, 7 марта 2012 г.

Левая альтернатива югославской модели реального социализма.

Катрин САМАРИ / Catherine SAMARY

Югославский опыт привлекает внимание потому, что этот первый опыт разрыва с Советской, сталинистской системой. Существует огромная разница между китайским вариантом разрыва и югославским. Если Китай рвал с советской системой, это происходило под лозунгом «Назад к Сталину», против режима Н. Хрущева, то югославы рвали с Советским Союзом, в конце 1940-х гг., это был разрыв со И. Сталиным под лозунгом обращения к К. Марксу. Поскольку официальной концепцией югославской модели, югославских коммунистов было обращение к К. Марксу, то подчеркивалось, что марксизм основан на построении снизу, марксизм не основан на этатизме, основан на самоуправлении. В то же время, было бы неверно утверждать, что руководство Югославской компартии на деле совершило полноценный разрыв со сталинизмом. И тут важно объяснить, почему это не так, почему разрыва со сталинизмом на деле не было.

Левая критика социально-политической системы в Восточной Европе во второй половине 1960-х гг.

Томаш КЕНДЕ / Tamás KENDE

В этом году отмечается сорокалетие звездного года европейских и американских левых движений. 1968 год – стал поворотным моментом и для восточноевропейского левого движения, когда, наконец, определилась «линия фронта», когда на короткий исторический миг, возникла не только возможность, но и необходимость выбирать сторону. Решающим фактором выбора стало отношение к прошлому государственного социализма, и к марксизму без ленинизма.

вторник, 6 марта 2012 г.

История харьковской группы «Пролетарий» (1972-1973 гг.)

Борис СКЛЯРЕНКО

Это история, связанная с моей юностью, 35-летней давности, которую я еще нигде не публиковал и никому не рассказывал - история харьковской группы «Пролетарий». К моменту описываемых событий мне был 21 год. Я был рабочим и имел тогда неполное среднее образование: учился в вечерней школе. Описываемые события начались в 1972 г. Группа существовала недолго: с конца 1972 г. по май 1973 г., когда и была разгромлена. Как раз  в этот период начинались многочисленные репрессии против диссидентов. Группа возникла из рабочей среды. Собственно, группа сформировалась из школы рабочей молодежи. Нас было пять человек, трое мужчин и две женщины, и еще два человека, к которым мы присматривались. Группа формировалась на основе дискуссий, которые разворачивались прямо на занятиях в школе рабочей молодежи. В качестве своей цели группа ставила публично пропагандировать подлинный марксистский социализм.

О деятельности Союза коммунаров и журнала «Колокол».

Валерий РОНКИН

В 1954 г. я поступил в Технологический институт. В период с 1956 г. по 1957 г. еще поступали мои друзья. И мы оказались все вместе в комсомольском патруле. Непродуманная бериевская амнистия выпустила на улицы много разной шпаны. Мы работали в патруле, приходилось бывать в рабочих общежитиях, когда в маленькой комнате, перегороженной простыней, живет две семьи. Муж спутал свою жену с чужой, естественно, завязалась драка, и нас вызывают ее разнимать. Приходилось общаться с задержанными, с хулиганами и не с хулиганами.

понедельник, 5 марта 2012 г.

«Дело» молодых историков – преподавателей, аспирантов и студентов исторического факультета МГУ

Ольга ГЕРАСИМОВА

Рассматривая разные проявления оппозиционных настроений, можно сделать вывод: события, имевшие место на историческом факультете, стоят особняком. Это объясняется следующими причинами: 1) участие в них принимали не только студенты, но и преподаватели, аспиранты, бывшие выпускники, работавшие в различных учреждениях г. Москвы, а также лица, не имевшие прямого отношения к историческому факультету; 2) по своему масштабу, содержанию и формам деятельности это была нелегальная политическая организация.

Критика и протест на физфаке МГУ 1950-х гг.: политические вопросы

Олег ЖУРАВЛЁВ

Почему безуспешен студенческий протест?

Автору этого доклада не раз приходилось участвовать в дискуссиях посвященных вопросу, почему потерпела поражение известная многим протестная студенческая инициатива OD Group[1]. Многие преподаватели и студенты объясняют неудачу протеста особенностью общеполитической ситуации в стране или тоталитарным наследием советского режима. Часто приходится слышать такие утверждения: «Это кризис системы, в стране существует монополия и в политике, и на рынке, и в науке»; «Декан Добреньков пользуется политической обстановкой стране, националистической идеологией»; «Мы не можем избавиться от нашего тоталитарного прошлого, поэтому и студенты не смогли изменить ситуацию»[2]. На наш взгляд, подобные объяснения не затрагивают существенных аспектов конфликта: внутриуниверситетского порядка и особенностей научной дисциплины и сообщества ученых. Сделав акцент на рассмотрении первого, обратимся к менее известному и более давнему студенческому выступлению в том же Московском университете, когда студенты смогли изменить ситуацию на своем факультете, несмотря на «тоталитарный» режим СССР начала 1950-х.  

пятница, 2 марта 2012 г.

Неизвестное идейное наследие А.Н. Андреева.Теоретик анархизма о советской действительности 1930-х – начала 1960-х гг.

Дмитрий РУБЛЁВ

К сожалению, деятельность и идеи диссидентов-анархистов в СССР 1953 – начала 1980-х гг. до сих пор остаётся малоисследованной страницей отечественной истории. Имеющиеся исследования либо отрицают существование анархистов среди диссидентов[1], либо затрагивают проблему лишь фрагментарно, в рамках исследования проблем, касающихся истории всего оппозиционного антитоталитарного движения в СССР[2], либо – рассматривают её лишь в региональном аспекте и в плане истории отдельных групп[3]. Между тем, документы, материалы, посвящённые участию анархистов в диссидентском движении, опубликованные в России, и особенно – в зарубежных анархистских изданиях, представляют немалый интерес. Большая работа в этом плане была проведена В. Дамье, собравшим в незаконченной рукописи «Заметки об анархизме в СССР с 1921 г. по настоящее время» выдержки из французских, английских, испанских левых периодических изданий, содержащих факты о деятельности анархистов и близких им по взглядам представителей «новых левых» в диссидентском движении[4].

Анархисты Украины в 1960-1980-гг.

Анатолий ДУБОВИК

Старейшим из известных на сегодня анархистов Украины рассматриваемого периода был и остается живущий в Черкассах Николай Михайлович Озимов, начавший в одиночку анархическую деятельность еще на заре 1960-х годов. Н. Озимову довелось пережить несколько арестов, тюремное заключение и неоднократное принудительное психиатрическое лечение, которое, к сожалению, нанесло сильный удар по его душевному здоровью. В кругах анархистов времен «перестройки» ходила машинописная автобиография Н. Озимова, текст которой, однако, сложно использовать в качестве какого-либо источника: несомненное анархистское прошлое автора и пропаганда им махновщины причудливо перемешаны здесь с языческими и оккультными теориями и «переживаниями»…

четверг, 1 марта 2012 г.

«Была ли альтернатива? Идейное наследие диссидентов-социалистов в СССР: проблемы изучения и интерпретации»

Всеволод СЕРГЕЕВ

13-14 декабря 2008 г. в Москве прошла международная научная конференция «Была ли альтернатива? Идейное наследие диссидентов-социалистов в СССР: проблемы изучения и интерпретации», организованная Центром социально-гуманитарных исследований и Институтом глобализации и социальных движений при поддержке Фонда им. Розы Люксембург (Rosa-Luxemburg-Stiftung). В работе научной конференции приняли участие исследователи из научных и образовательных организаций России, Украины, Венгрии и Франции. Главной идеей конференции стала актуализация истории критики реального социализма с левых позиций в СССР и Восточной Европе.

Другие диссиденты: зачем нужно изучать историю социалистической оппозиции в СССР?

Илья БУДРАЙТСКИС

Вопрос, вынесенный в заглавие этой статьи – была ли альтернатива? – носит, несомненно, политический характер и уже в силу этого ставит проблему изучения движения инакомыслящих в непривычный контекст.

Проблема периодизации истории диссидентской левой.

Всеволод СЕРГЕЕВ

В современной исторической литературе уже давно идут споры о названии оппозиции в СССР, которая существовала после Второй мировой войны, и соответственно о периодизации истории данной оппозиции. Фактически вопрос о периодизации вытекает из названия и сути этой оппозиции. Долгое время господствовал либеральная трактовка отождествляющие термины оппозиция, диссидентство и инакомыслие с правозащитным движением [1]. Исходя из этого, представители либеральной тенденции фактически начинают периодизацию с середины 1960-х гг. и конструирования институализированного движения правозащитников. Правда, обычно делается оговорка о существовании нулевого этапа, периода зарождения, который относится к хрущёвской Оттепели [2]. Однако последнее время начали появляться научные работы [3], которые раздвигая хронологические границы исследований, фактически ставят под сомнением равенство между терминами оппозиция, инакомыслие, диссидентство и правозащитное движение. Тем более исследования по истории оппозиции демонстрируют наличие разных политических тенденций, зачастую враждебно настроенных к либерализму.

Парадокс «красных диссидентов»

Борис КАГАРЛИЦКИЙ

Для людей, воспитанных в духе современной либеральной и антикоммунистической пропаганды, будет неожиданным открытием тот, исторически очевидный факт, что большая часть оппозиций, с которыми сталкивалась советская система на протяжении своей истории, выступали за социализм, а так же апеллировали к принципам марксизма и коммунизма. Разумеется,  существовали религиозные и националистические тенденции, противостоявшие советской идеологии на совершенно иных основах, но в условиях послевоенного и послесталинского СССР они отнюдь не были доминирующей формой инакомыслия. Уже вскоре после окончания Великой Отечественной войны возникли первые подпольные молодежные группы, видевшие в деятельности И. Сталина отход от идеалов революции 1917 г. После ХХ съезда КПСС обсуждение доклада Н. Хрущева о «культе личности» быстро вышло за границы заранее запланированной дискуссии, спровоцировав многих представителей студенческой молодежи на более радикальные выводы — отсюда появляются подпольные оппозиционные группы первой волны, сложившиеся в 1957-1958 гг. и вскоре разгромленные госбезопасностью. Наиболее известны из них — группы Л. Краснопевцева и Р. Пименова. Позднее в 1960-е гг., после отстранения от власти Хрущева наблюдается новый всплеск подобной молодежной активности — достаточно вспомнить ленинградский «Союз коммунаров» В. Ронкина и С. Хахаева. Наконец, в конце 1970-х гг. возникла группа «Варианты», созданная А. Фадиным и П. Кудюкиным (к ней принадлежал и автор данного текста), ещё ранее действовала группа А. Тарасова.

Контуры XXI в. в прогнозах левых инакомыслящих 1970 - начала 1980-х гг.

Александр ШУБИН

«Застой» – хорошее время для размышлений о далеком будущем, но не самое удачное – для обмена информацией. Обычные советские граждане, даже имевшие склонность к размышлениям о будущем, не имели достаточного доступа к неофициальной информации, а статусные прогнозисты и фантасты были скованы идеологической цензурой. Наилучшие возможности для футурологии в советском обществе открывались для инакомыслящих, включенных в неформальный обмен информацией через самиздат. Их достижения приблизили советскую футурологию к передовым рубежам мировой, обеспечив хорошую основу дискуссий о будущем во время Перестройки.

Беседа И. Будрайтскиса с Г. Водолазовым


И. Будрайтскис:  С огромным интересом, уважаемый Григорий Григорьевич, прочитал Вашу статью в недавно вышедшем сборнике «Социализм-21»[1]. Вы дали ей подзаголовок «Об идейной эволюции социалиста-шестидесятника». Как я понимаю, это и о Вашей эволюции, и об эволюции Ваших друзей-единомышленников, сформировавших заметное течение в многоцветном спектре «шестидесятничества». Речь идет о течении, которое можно было бы назвать «демократическим социализмом», течении, которое для вашего поколения было неразрывно связана с критикой сталинизма и попыткой выработать антибюрократическую программу глубоких политических изменений в СССР. Течении, идеи которого Вы формулировали, пропагандировали, защищали и развивали на протяжении многих лет – начиная с книги «От Чернышевского к Плеханову (об особенностях развития социалистической мысли в России)»[2], потом была «Диалектика и революция»[3], статья «Кто виноват, что делать и какой счет?»[4] (в известном сборнике-манифесте демократической интеллигенции периода перестройки – «Иного не дано»), далее книга ельцинского времени «Дано иное»[5], наконец, современное 900-страничное «эссе» «Идеалы и идолы»[6] и вот эта, упомянутая мной статья 2009 г., подводящая некий итог идейного развития концепции «демократического социализма (или, как его еще называют, «социализма с человеческим лицом»).

понедельник, 13 февраля 2012 г.

Движение протеста в Ливерпуле против неоконсервативной политики М. Тэтчер.

Константин ХАРИТОНОВ

По итогам выборов в Великобритании 3 мая 1979 г. консерваторы уверенно победили, получив 43,9% голосов и 336 мест в Палате общин (лейбористы получили 36,9% голосов и 269 мест в Палате общин), и 4 мая Маргарет Тэтчер стала премьер-министром Великобритании. Внутренняя политика, которую стал проводить новый премьер-министр, получила название неоконсерватизма. Суть этой политики сводилась к широкой приватизации, в том числе социальной сферы; снижению налогов; закрытию нерентабельных предприятий; уменьшению финансирования социальных программ; оказанию давления на профсоюзы.

вторник, 7 февраля 2012 г.

Контртеррористическая политика в ФРГ по отношению к левацким террористическим организациям: совершенствование практических методов и изменения в законодательстве с начала 1970-х гг. до начала XXI в.

Дарья БАЗАРКИНА

Одним из последствий «студенческой революции» 1968 г. стало появление целого ряда левацких террористических групп, таких, как «Прямое действие» (Action directe) во Франции, «Красные бригады» (Brigate Rosse) в Италии, «Фракция Красной армии» («Rote Armee Fraktion», RAF, другое название – «Группа Баадера-Майнхоф») и «Революционные ячейки» (Revolutionären Zellen) в ФРГ. Эти группы, объясняя свои действия левой идеологией, не предложили, однако, достаточно состоятельной теории политического развития, а выступали лишь за немедленное свержение капиталистического строя, в качестве средства революции избрав акты «индивидуального террора», который подвергал критике сам вождь Великой Октябрьской революции В. И. Ленин [1].

понедельник, 6 февраля 2012 г.

Критический обзор позиции FDP по социально-экономическим вопросам.

Михаил КЕРБИКОВ

После Второй мировой войны, в ФРГ, благодаря стремительному подъему хозяйства, были довольно быстро реставрированы структурно-экономические условия довоенного времени. Капиталистическая форма экономики приобрела наименование «социально рыночная экономика». Это понятие означало построение экономики на рыночной основе, при обеспечении социальных гарантий. В статье 29, конституции ФРГ, были зафиксированы следующие цели государства:

Консервативный поворот 1982 г. в Германии

Михаил КЕРБИКОВ

В Германии, где в начале 1980-х гг. у власти находилась социал-либеральная коалиция (SPD-FDP), назревал политический кризис. Социал-демократы были сторонниками вмешательства государства в экономику, а свободные демократы – расширения рыночных отношений, что впрочем, не помешало им проработать вместе 13 лет. Так почему же произошел раскол, столь долго пребывавшей у власти коалиции? Чтобы понять причину раскола придётся обратиться к процессам, протекавшим в экономике Германии и мире. Известно, что «экономическая структура оказывает решающее влияние на структурирование социального строя  и на его политические формы»[1]. То, что происходило в начале 1980-х в ФРГ, советские авторы называли циклическим или структурным кризисом капитализма[2]. Этот кризис имел следующие причины:

Конец социал-либеральной коалиции в Бонне 1982 г.

Михаил КЕРБИКОВ     
                                         
17 сентября 1982 г. на заседании парламента канцлер ФРГ Гельмут Шмит произнёс слова, ознаменовавшие конец социал-либеральной коалиции. «В результате последних дней,- сказал канцлер,- я вынужден был потерять доверие к руководящим персонам FDP. Требовать дальнейшего сотрудничества от министров социал-демократов или же от канцлера трудно»[1]. За 1,5 часа до этого 4 министра, представителя FDP, подали в отставку.

Структура, социальный базис и проблемы финансирования FDP.

Михаил КЕРБИКОВ

Формальная организационная структура FDP регулируется соответствующим уставом. Высшим органом является ежегодно собираемый партийный съезд. Следующими по важности органами федеральной партии являются насчитывающая 144 члена главная федеральная комиссия («малый партийный съезд»), также, федеральное правление, состоящее из членов президиума, 24 заседателя и принадлежащие к партии федеральные министры, земельные руководители и комиссары ЕС.

Взгляды FDP на европейскую интеграцию (1982-1990 гг.)

Михаил КЕРБИКОВ

Одним из важнейших явлений в жизни стран Запада стала европейская интеграция, стержнем которой явились германо-французские отношения. Сама идея объединения европейских народов не была оригинальной, но прежде она подразумевала главным образом политическое объединение. Например, И. Кант в своих размышлениях «К вечному миру» (1795) писал о федерации европейских государств как средстве обеспечения мира. Однако послевоенное положение Европы было таково, что на передний план выдвинулась задача совместного решения экономических проблем. Но все же, что толкало ФРГ на установление более тесных связей с другими государствами, вступать в союз, и каковы были побудительные мотивы для дальнейшей интеграции? Все эти вопросы нашли отражение во взглядах Свободной Демократической Партии (Freie Demokratische Partei, FDP), которая почти беспрерывно находилась у руля власти в ФРГ.

вторник, 24 января 2012 г.

Переодизация отечественной историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина

Сергей САЙТАНОВ

В постсоветское время снова появляются работы, в которых представлены попытки исследовать феномен русского анархизма, особенно в лице главного его теоретика П.А. Кропоткина, который безусловно признается ведущим теоретиком коммунистического анархизма.[1] Кроме того, в последние годы в нашей стране вышло немало научных работ, посвященных отечественной историографии изучения анархизма П.А. Кропоткина.[2]

понедельник, 23 января 2012 г.

Анархистские экспроприации: революционная борьба или уголовщина (на примере Первой русской революции)

Игорь ТРУБИЧЕВ

В резолюции «О грабеже и экспроприации», принятой лондонским съездом анархистов, проходившим 17-18 сентября 1906 г. (в съезде участвовало 10 человек, в том числе такие лидеры российских анархистов за границей, как П.А. Кропоткин, В.И. Федоров-Забрежнев, М.И. Гольдсмит) говорится: «Экспроприация - это насильственное отчуждение, проводимое целым обществом в интересах всего общества, а не акт личного или группового присвоения средств - хотя бы и в целях революционных». В резолюции указывается на опасность вхождения в программы деятельности революционеров захвата денег где попало, Иначе вокруг них появятся люди, преследующие цели личной наживы. Целью революции провозглашался переход богатств в руки общества, а не переход их из одних частных рук в другие. Тем не менее, «правительство само... толкает всех на всеобщий грабеж, и действия правительства заранее оправдывают всякое насилие»[1]. Здесь можно вспомнить и слова отца русского анархизма М.А. Бакунина, который морально-этически обосновывал свою точку зрения, говорил, что не терпя никакого воровства и насилия против человека вообще, в случае выбора между разбоем и воровством власти, пользующейся всякими привилегиями, и народным воровством и разбоем, он без колебания примет сторону последнего[2].

вторник, 17 января 2012 г.

Большевистская революция в оценках "Социалистического вестника" начала 1920-х гг.

Александр ГАВРИЛОВ

Произошедшая более 90 лет назад в России Октябрьская социалистическая революция 1917 г. стала важнейшим событием, повлиявшим на ход как мировой, так и отечественной истории в XX веке. Именно под ее воздействием претерпевала изменения политическая обстановка в большинстве стран планеты, укрепились социал-демократические и коммунистические партии, а идеи общественной справедливости воплотились в создании и укреплении в развитых капиталистических странах эффективных государственных систем социальной поддержки граждан. Однако при наличии безусловных социальных завоеваний, направленных на улучшение положения малоимущих слоев населения, Октябрьская революция 1917 г., как известно, породила в нашей стране в результате установления большевистской диктатуры тоталитарный политический режим. Оценка этого режима в нашей историографии и публицистике остается неоднозначной. С одной стороны, в заслугу ему ставят сохранение единого, мощного государства, проведение индустриализации, превращение СССР в одну из крупнейших промышленных и военных держав к середине XX столетия, сыгравшую главную роль в разгроме германского фашизма. С другой стороны, созданный в результате большевистской революции тоталитарный политический режим стал виновником гибели десятков миллионов как правило, лучших, наиболее образованных, активных и трудолюбивых наших соотечественников, подвергшихся жестоким репрессиям в 1920-х - начале 1950-х гг. Кроме того, большевистский политический режим в конце 1940-х гг. породил в освобожденных Красной Армией странах Восточной и Юго-Восточной Европы и в ряде других государств родственные ему тоталитарные режимы, просуществовавшие около сорока лет. Несмотря на то, что Советское государство не существует уже почти два десятилетия, споры о последствиях революции и установления большевистской диктатуры не утихают до сих пор.

понедельник, 16 января 2012 г.

Пролетарская партия и «экономизм». Некоторые заметки к истории вопроса.

Николай БЛОХИН

«Стачечное движение последних двух лет, охватившее промышленные центры России и целые области, показало, что русские социал-демократы пустили уже корни в рабочую массу и являются организаторами и руководителями в ее повседневных столкновениях с эксплуататорами»[1].

Много воды утекло с тех пор, как один из основоположников российского марксизма П.Б. Аксельрод написал эти слова. Была создана и раскололась социал-демократическая партия. Воспитавшаяся активным участием в классовой борьбе большевистская часть этой партии смогла возглавить и довести до победы величайшую в истории рабочую революцию. Затем было вырождение первого в мире рабочего государства, до поры прикрытое успехами в борьбе против мирового империализма. Но никакие внешние успехи не могут отменить действия внутренних социальных противоречий. Наоборот: в определенный момент развитие этих противоречий делает дальнейшие успехи невозможными. Перехватившая власть у рабочего класса бюрократия, в конечном итоге, капитулировала перед глобальным капиталом, оставив рабочий класс во всем мире, а в наибольшей степени – именно в России, обезоруженным, лишенным своих политических организаций и своей идеологии.

Философская публицистика В.А. Базарова и русский марксизм начала ХХ в.

Николай БЛОХИН

В.А. Базаров-Руднев (1874-1939) – известный русский философ и экономист начала XX века. Его политическая жизнь тесно связана с политической жизнью его ближайшего товарища, с которым Базаров был дружен еще с гимназических лет, А.А. Богданова (Малиновского).  В 1890-е гг. Базаров помогал Богданову в работе над «Кратким курсом экономической науки»[1],  в начале 1900-х гг. они оба,  находясь в ссылке, вели полемику с формирующимся «идеалистическим» направлением; затем, в период революции 1905-1907 гг. активно участвовали в деятельности большевистской фракции РСДРП. После революции, в обстановке общего упадка движения, нарастающие разногласия между лидерами большевизма,  и прежде всего, А.А. Богдановым и В.И. Лениным, привели к расколу в рядах большевиков и образованию группы «Вперед». Богданов становится одним из ведущих организаторов группы. Оставшийся в России Базаров отходит от партийной работы, сосредоточившись на философской и публицистической деятельности. Впрочем, ни от марксизма, ни от социализма Базаров ни тогда, ни после не отрекся.

среда, 11 января 2012 г.

Отношение Партии социалистов-революционеров к антибольшевистским террористическим акциям в 1918 г.

Иван САФОНОВ

Летом 1922 г. в Советской России проходил первый из множества политических судебных процессов, которые будут сопровождать развитие советской государственности ещё в течение трёх десятилетий - процесс ЦК ПСР. 33 представителя эсеровской партии и народный социалист В. Игнатьев оказались на скамье подсудимых по ряду политических и уголовных обвинений. Процесс ПСР отличался от всех последующих. Под судом находились реальные политические конкуренты Советской власти,  доказавшие  это  вооружённой борьбой. Кроме того, политическое положение РКП (б) в 1922 г. оставалось достаточно шатким. Последние вспышки гражданской войны ещё не были ликвидированы, разгорался голод в Поволжье, росла усталость масс от политики военного  коммунизма, и одновременно усиливалось  недовольство рядовых членов РКП (б) политикой перехода к НЭПу «тактического отступления». В то же время партия социалистов-революционеров, хотя и отошедшая (особенно в эмигрантских кругах) в значительной степени от своих революционных, а порой и социалистических программных установок, сохраняла в обществе определённую    популярность, которая на фоне неудачи военного коммунизма, а также перехода Советского правительства к политике «сделок со своей и мировой буржуазией» (на чём активно играла эсеровская пропаганда) начинала возрастать. Поэтому процесс 1922 г. можно рассматривать как один из актов борьбы партии большевиков за выживание и складывания в Советской России однопартийной системы, причём акт особенно тяжёлый, учитывая то обстоятельство, что подсудимым эсерам удалось отчасти добиться арбитража на процессе иностранных социалистов, а, следовательно, суд проходил в условиях достаточно широкой открытости. Это обязывало правящую партию строить процесс таким образом, чтобы он не выглядел актом политической мести и учитывать все юридические тонкости.

вторник, 10 января 2012 г.

Социальные традиции русского крестьянства в освещении В.П. Воронцова.

Дмитрий ЖВАНИЯ

Идеологи народничества 80-90-х гг. XIX в. отстаивали мысль: социальные традиции народа ("почва") вносят свои элементы в социалистический идеал и определяют перспективы развития страны - России. Поэтому разрешить ее социально-политические и экономические проблемы (и прежде всего аграрный вопрос)  невозможно в отрыве от "почвы" - без опоры на самобытные социальные институты русской деревни и без учета моральной природы русского крестьянства - "души мужика". В этой связи культурологический аспект народнической идеологии не может не быть предметом научного обсуждения.

понедельник, 9 января 2012 г.

Взгляды С.М. Кравчинского на народнический терроризм в России

Владислав РАЧКОВ

Изучение радикализации сознания революционных народников, их переход от мирных средств к насильственным и, в конечном счёте, к апологетике терроризма представляется крайне важным, как свете последних террористических событий нынешнего времени, так и в плане понимания российской истории и юрой половины XIX - начала XX века. Сергей Михайлович Кравчинский (будучи за границей - Степняк-Кравчинский) - одна из центральных фигур в истории народничества наряду с М.А. Натансоном, Г.В. Плехановым, Л.А. Тихомировым, В.Н. Фигнер и т. п. Кравчинский интересен, прежде всего, как блестящий агитатор, как человек, попытавшийся описать быт и внутренний мир народников, как революционер-деятель народнического движения. Возникает следующий вопрос: что побудило интеллигентного начитанного человека, который не был отъявленным злодеем или сумасшедшим, убить шефа III Отделения Н.В. Мезенцова? Задача данной статьи - проследить эволюцию взглядов Кравчинского по отношению к народническому терроризму, в том числе и с этической точки зрения. Нам представляется, что эта проблема, в отличие от литературной деятельности, хождения «в народ», деятельности в кружке «чайковцев» и в организации «Земля и воля!», его заграничной жизни изучена довольно слабо.

вторник, 3 января 2012 г.

Общественно-политические взгляды С.В. Зубатова

Илья ЧАДИН

Рубеж XIX-XX вв. ознаменовался углублением кризиса самодержавия в России. Обострение взаимоотношений между обществом и правительством, рост революционного движения и стремление сохранить незыблемость самодержавия вынуждали царизм усиливать охранительные функции политического режима. Результатом этой политики стали революции 1905-1907 и 1917 гг.

понедельник, 2 января 2012 г.

Журнал «Освобождение» - орган либерального направления нового типа

Всеволод КАНИЩЕВ

В отечественной и зарубежной историографии материалы, опубликованные на страницах нелегального журнала «Освобождение», давно, хотя и с разной степенью интенсивности, исследовались в качестве одного из базовых источников для разработки и освещения истории русского либерализма начала XX века[1]. Однако до сих пор нет специальных исследований, посвященных анализу создания и функционирования данного органа либеральной печати. Цель статьи состоит в том, чтобы на основании материалов, хранящихся в редакционном фонде журнала «Освобождение», показать процесс создания этого либерального органа печати, раскрыть механизм его функционирования, методы и формы распространения в Западной Европе и канаты доставки в Россию. При этом автор предпринял попытку выявить источник финансирования журнала, а также дать общую характеристику основных направлений его деятельности.